Надо понимать, в каком виде, в каком формате будут продолжаться протестные мероприятия

Кто сдаст Путина первым

Безусловно, самыми важными событиями на прошлой неделе стали события 23 января — массовый протест, который прошёл более чем в 100 российских городах. Уже многие отметили его необычность, его достаточно специфическую особенность, — их на самом деле достаточно много, Во-первых, это самый массовый протест. вполне возможно за всю историю современной России. Ну, уж путинской России, это точно! Это сам массовый протест, неразрешенный.

Сейчас, напомню, действуют ограничения, связанные с карантином, поэтому никакие массовые мероприятия не разрешается. И тот факт, что на улице городов вышло несколько сот тысяч человек по всей стране, конечно говорит о том, что события принимают довольный неприятный для власти оборот, потому что раньше вывести такое огромное количество людей на несанкционированное массовое мероприятие было попросту невозможно. Все массовые мероприятия, проходившие ранее, так или иначе, проходили все-таки в согласованном режиме.

 Второй отличительный момент, который можно здесь упомянуть, это то, что, несмотря на то, что власть очень активно говорила, что на призыв Навального откликнутся несовершеннолетние дети, и пропагандисты изощрялись в призывах к родителям — ни в коем случае не допустить выхода детей на улицы. Но дети и не вышли. По тем социологическим выкладкам, которые были сделаны, порядок величин они показывают и дают  вполне определенный. Согласно им – не более 5% из людей, вышедших на улицу, составляли несовершеннолетние. Все остальные — это были люди более старшего возраста, причем, две трети из них были люди, которых принято относить к молодым, т.е. от 18 до 45 лет.   Это как раз не аудитория Навального. Несмотря на то, что, конечно, эти люди наверняка знают кто он такой, наверняка периодически смотрят, слушают, читают его расследования…

Это люди, которые вышли со своей собственной повесткой, но которая, конечно же, носит исключительно  деструктивный характер и, фактически, определяется одним лозунгом «Долой!»

Опять же, нужно понимать, что сейчас, по прошествии 2020 года, — года такого масштабного террора по отношению к среднему классу России, точнее к тем, кто понимается под средним классом в России, все эти масштабные мероприятия террористического характера привели к тому что вот эти люди, по сути, начинают опускаться вниз по социальной лестнице. Они теряют остатки своих и без того не очень больших сбережений, они лишаются работы, у них утрачивается перспектива. И протест против того положения,  в котором они оказались, выводит людей на улицы, выводит людей именно с повесткой «Долой!»

Сам по себе, фильм Навального, призыв Навального и те не очень большие организационные мероприятия, которые проводил его фонд борьбы с коррупцией, — всё это и послужило, скорее всего, только запалом, таким триггером происходящего, но основная причина, которая вывела людей на улицу, — это, конечно же, не Навальный, это не его фильм. Я говорю это не потому, что не очень хорошо, в идейном смысле, отношусь лично к Навальному  и к тому, что он делает. Но, судя по всему, это объективная реальность. Пользуясь такой марксистской терминологией, мы можем охарактеризовать этот протест как мелкобуржуазный, потому что средний класс это и есть та самая мелкая буржуазия. Буржуазия, ещё раз повторюсь, в той  специфической форме, которую мы можем наблюдать в российских реалиях. Мелкобуржуазный протест, как известно, он, практически, без перспектив.

Во-первых, потому что мелкая буржуазия не способна к самоорганизации. Мы видели это и по событиям арабской весны, мы видели это и по событиям в Восточной Европе, мы видели это на Украине. Мелкая буржуазия никогда нигде не смогла создать организационную структуру. Этот протест всегда перехватывался и будет перехватываться более структурными слоями, в первую очередь, конечно же, крупной буржуазией. И здесь этот протест, я думаю, не будет исключением. Если протесты продолжатся, а они будут продолжаться, потому что общая обстановка в стране только ухудшается, этот протест, безусловно, будут перехватывать, будем пытаться перехватить, во всяком случае, те силы, которые можно отнести к крупной буржуазии. Это в первую очередь федеральные силы, то есть те олигархи и те крупные чиновники, которые, в общем-то уже морально и внутренние полностью готовы сдать Путина, перераспределить власть, собственность и полномочия в свою пользу.

Тот самый фильм Навального

Ну и не стоит забывать о том, что в России есть ещё одна организованная сила — это региональные элиты, причём региональные элиты, — это не только и, в основном, не назначенные Путиным губернаторы. И, в данном случае, они могут быть отнесены к региональным элитам. А это собственники, крупные собственники в регионах, чья собственность находится там, которые теряют  достаточно сильно, много и серьезно, которые точно также обеспокоены сложившимся положением и которые, в общем, готовы воспользоваться протестами, для того, чтобы продвигать уже свою собственную региональную повестку. И в этом смысле мы внезапно оказываемся перед двумя сюжетами, перед двумя возможными сценариями развития этого протестного движения. Ещё раз повторюсь, если она, конечно же, продолжится, потому что всегда возможен вариант, что Федеральная власть «выстрелит себе в колено» и применит к протесту абсолютно неадекватный террор, который, конечно же, на какое-то время его замедлит. Это, естественно, ни к чему не приведёт, потому что протест вспыхнет чуть позже, но он будет носить еще более масштабный, еще более радикальный характер. Кстати говоря, радикализм нынешнего протеста, тоже отмечают все, стычки, столкновения с применением насилия с обеих сторон: со стороны власти естественно это больше, но, тем не менее,  отмечается, что протестующие и полиция уже сразу сходу начали применять друг к другу достаточно жесткие силовые насильственные действия.

Поэтому, можно говорить о том, что сам по себе протест начинает радикализовываться и, скорее всего, в дальнейшем это будет только усугубляться, так вот мы сталкиваемся с двумя возможными сюжетами, которые будут происходить в том случае, если протесты будут продолжаться. Во-первых, это вариант цветной революции, когда крупная буржуазия, Федеральная, перехватит повестку, перехватит протесты и попросту произойдёт некий дворцовый переворот, фактически заменив одного ставленника своего на кого-нибудь другого. Убрав Путина и, соответственно, поставив какого-нибудь другого – Иванова, Петрова, Сидорова, с сохранением всей вот этой воровской системы. Но это не решит проблемы никак.  На какое-то время: на год, на 2, на 3 – это, конечно же, отложит разрешение проблем, но не более того.

В том случае, если мы увидим перехват повестки в регионах именно региональными элитами, то, скорее всего, мы увидим повторение сценария уже конца восьмидесятых — начала девяностых годов уже в Советском Союзе, когда региональные элиты, поняв, что с центральной властью, в общем-то, не по пути, пошли достаточно легко на сдачу центра. И на суверенизацию. Но в этом смысле опасность суверенизации, опасность риска распада России, безусловно, начинают постепенно возрастать. И, стоит отметить, что именно в этих протестах, протестах 23 января, региональная составляющая протестов было замечена особенно сильно: если раньше все такие мероприятия проходили в основном в Москве, Санкт-Петербурге, ещё возможно в Екатеринбурге. В трех основных столицах нашей страны, то сегодня, в значительной степени, мы можем наблюдать подъём протестного движения, причём политического протестного движения, практически нет нигде социальных лозунгов. Ну по понятной причине люди уже осознали, люди уже понимают, что выходить в социальной повестке абсолютно бессмысленно. Это власть воров, бандитов сверху до низу.

Новый фильм Навального о гипотетическом дворце Путина это только подтвердил, то есть обращаться не к кому и поэтому просить у власти хоть что-нибудь абсолютно бессмысленно, поэтому протест сразу принимают политическую направленность и, судя по всему, он уже останется в этой повестке.

Так вот именно регионы сегодня начинают задавать тон. Если в Москве, в Петербурге вышло много людей просто потому, что Москва и Петербург это все-таки 20% населения страны, то в удельных показателях конечно же регионы очень сильно прибавили, по сравнению с тем, что было ранее. И судя по всему, в регионах будут люди выходить и дальше, и больше и, может быть, даже чаще. И реакции региональных элит именно 23 января тоже достаточно показательна, она вообще никакая, то есть практически ни один региональный руководитель, в общем-то, особо-то не высказывался по этому поводу. Они заняли такую выжидательную позицию.

Надо понимать, что сейчас все начинают ждать, чем всё это продолжится, в каком виде, в каком формате  будут продолжаться протестные мероприятия. И самое главное — все будут ожидать реакцию российского центрального руководства. Она, понятно, будет, скорее всего, абсолютно неадекватной. Но все будут смотреть, до какой степени она будет у неадекватной.

Мы начинаем 21 год, мы вступаем в него…   Судя по всему, этот год будет очень серьезным, очень тяжелым, и он, совершенно однозначно, станет если не точкой перелома, то, во всяком случае, мы очень близко подойдем к этой точке, потому что, конечно же, основной лозунг: «Так жить нельзя!» он, в общем, начинает уже превалировать. В таких катастрофических ситуациях всегда делается выбор между ужасным концом и ужасом без конца.

Сегодня, похоже, выбор в пользу именно ужасного конца делается окончательно и совершенно однозначно.

Наше дело правое! Победа будет за нами!

27.01.2021 Новости Социализма

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID9625 28 Янв 2021 Чт 07:24


2 комментария к “Надо понимать, в каком виде, в каком формате будут продолжаться протестные мероприятия”

  1. Владимир Шумсков

    Согласен с автором, что «этот протест мелкобуржуазный, потому что средний класс это и есть та самая мелкая буржуазия. Буржуазия, ещё раз повторюсь, в той специфической форме, которую мы можем наблюдать в российских реалиях. Мелкобуржуазный протест, как известно, он, практически, без перспектив… потому что мелкая буржуазия не способна к самоорганизации… Мелкая буржуазия никогда нигде не смогла создать организационную структуру. Этот протест всегда перехватывался и будет перехватываться более структурными слоями, в первую очередь, конечно же, крупной буржуазией».

    К этому хочу добавить. В реалиях сегодняшней России этот протест может перехватить и российская Военно-хозяйственная бюрократия.

    Сегодня, по мнению некоторых экспертов (например, Павла Иванова), Военно-хозяйственная бюрократия имеет внутри себя два клана: Либеральная номенклатура и Консервативная номенклатура.

    Либеральная военно-хозяйственная номенклатура, опираясь на теорию Глобализма и Глобализации, защищает интересы Международных транснациональных корпораций (МТНК) и Мировой финансовой олигархии, поддерживая идею «Россия – сырьевой придаток мировой экономики».

    Консервативная военно-хозяйственная номенклатура, опираясь на теорию Конвергенции и Интеграции, защищает интересы Российских транснациональных корпораций (ТНК РФ) и Российской промышленной олигархии, поддерживая идею «Россия – суверенное государство с суверенной экономикой».

    Смею предположить, что к 2023 году в России победит Консервативная номенклатура, удалив из органов Государственной власти представителей Либеральной номенклатуры типа Грефа, Кудрина, Силуанова, Набиуллиной и т.д.

  2. Владимир Шумсков

    На мой взгляд, именно Консервативная военно-хозяйственная номенклатура, постепенно перехватит и возьмет в свои руки Гражданский протест.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх