Репрессии в отношении коммунистов продолжатся? Логика кризисного процесса требует их ужесточения…

Близкие к Кремлю каналы и газеты в последнее время пишут о расколе в КПРФ

Наоборот, политики, состоящие в партии, это решительно отрицают. Геннадий Зюганов после жестких нападок на Валерия Рашкина сменил тон, а сам Рашкин подчеркивает, что нет никакого раскола, а есть дискуссия.

Технически, в самом деле, раскола нет. Никто никого из партии не исключал (вернее, исключили нескольких региональных депутатов, но это как бы не считается). Все основные фигуры сохраняют свои позиции в партийной иерархии. Никакой новой партии никто не создает.

Но если раскола нет, то размежевание налицо. Причем размежевание именно по самым главным, ключевым вопросам современной российской политики. Бороться с властью (зачастую вместе с другими силами оппозиции) или поддерживать власть в борьбе с протестующими? Отстаивать демократические свободы или осуждать их как «заразу», занесенную с Запада? Выступать против цензуры или готовить вместе с «Единой России» законопроекты, направленные на внедрение цензуры?

Вполне понятно, что разрыв по этим позициям как раз определяет суть политики. И если одни участники дискуссии находятся по ключевым политическим вопросам на стороне власти, а другие на противоположной, то это примерно такая же «дискуссия», какая велась в 1905 году между большевиками и монархистами. И совершенно ясно, что противоречия внутри КПРФ гораздо острее и глубже, чем те, что разделяют лидеров этой партии и «Единую Россию».

Парадоксальным образом отсутствие раскола в партии при наличии столь фундаментальных разногласий как раз выгодно власти. Противоборствующие течения в КПРФ взаимно блокируют друг друга, парализуя её деятельность, дезориентируя её сторонников, что особенно важно в преддверии избирательной кампании и последующих выборов, которые, как обычно, будут сопровождаться фальсификацией.

При этом легальный статус КПРФ, которым прокремлевское крыло руководства оправдывает свою позицию, отнюдь не мешает репрессивным органам преследовать партийных активистов, задерживать депутатов, отдавать их под суд, лишать мандатов. Наоборот, данные мероприятия органично вписываются в общий ход данной «дискуссии». Если пушки — последний довод королей, то репрессии становятся основным доводом не только Кремля, но и его подручных в «оппозиционном» лагере.

Конечно, Зюганов и его окружение осуждают конкретные меры, принятые против наиболее известных членов партии (например, Николая Бондаренко). Но они не осуждают (в отличие, скажем, от Сергея Левченко или Валерия Рашкина) репрессивную кампанию как таковую. Вся активность партийного начальства сводится к тому, чтобы просить чуточку смягчить наносимые по конкретным людям удары. В обмен на что надо предлагать очередную порцию собственных уступок. История о том, как руководство партии сорвало им же назначенные протесты 23 февраля — показательный пример.

Беда в том, что ответной любезности со стороны Кремля всё равно не будет. Даже если бы чиновники из президентской администрации хотели поощрить своих «оппозиционных» помощников, для этого просто нет ни ресурсов, ни возможности. Логика кризисного процесса требует не смягчения репрессивных мер, а их продолжения и даже ужесточения. И проявляя мягкость к части оппозиционных активистов власть, в сложившейся ситуации, не столько раскалывает протест, сколько показывает слабость, чего она позволить себе не может. Так что репрессии в отношении коммунистов продолжатся. При условии, конечно, что сами активисты партии будут делать хоть что-нибудь. Источник-https://web-telegram.ru/#/im?p=@kagarlitsky

Наше дело правое! Победа будет за нами!

07.03.2021 Новости Социализма

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID10326 07 Мар 2021 Вс 12:49


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх