Сроки и параметры конституционной реформы в Белоруссии. Знать и понимать

В Минске 11–12 февраля состоялось шестое Всебелорусское народное собрание (ВНС), на котором президент Белоруссии Александр Лукашенко ранее обещал обозначить сроки и параметры конституционной реформы, а также объявить последующие досрочные выборы президента и парламента.
 
Что сказал Лукашенко. Сроки реформы Конституции:

  • Сроки принятия новой Конституции: «В течение этого года проект Конституции будет готов, и он будет в течение года обсужден всенародно. А в начале следующего года как минимум, я думаю, мы справимся, мы внесем его на рассмотрение всенародного голосования. На референдум».
  • После принятия новой Конституции нужен еще год на адаптацию под нее законодательства: «Приняв новую Конституцию в течение года, вы понимаете, особенно юристы, что под новую Конституцию нам придется переформатировать, переделать, по-народному говоря, многие законы, придется изменить законодательную базу. Я уверен, что мы это способны сделать в течение будущего года».
  • Обещал — сделаю за 2 года: «Мы должны выполнить то, что обещано Главой государства: приняв Конституцию в течение предстоящих 11–12 месяцев, мы должны реализовать ее основные положения. Это потребует изменения целого массива законов и законодательных актов. Убежден, что мы на новый проект Конституции к концу этого года выйдем и примем в течение предстоящих 11–12 месяцев этот основной юридический документ на референдуме, возможно, совместив его принятие с местными выборами. Думаю, это будет нормально, это будет определенная экономия средств».

Лукашенко пообещал провести референдум по новой Конституции за 1112 месяцев, в качестве ориентира обозначив местные выборы, которые пройдут в Белоруссии не позднее 18 января 2022 года.

Далее Лукашенко заявил, что на адаптацию законодательства под новую Конституцию потребуются еще 1112 месяцев. Таким образом, заниматься конституционной реформой в целом Лукашенко намерен до конца 2023 года. А там уже и до плановых выборов президента, которые состоятся не позднее 12 июля 2025 года, недалеко.

Лукашенко цепляется за юридические процедуры так, как будто без него их нельзя провести и, главное, как будто они имеют для него принципиальную важность. Но это совсем не так.

Лукашенко, взяв власть, никогда не придавал значения юридической процедуре. Например, Лукашенко в 2013 году ликвидировал Высший Хозяйственный суд, включив его в состав Верховного суда. И при этом не стал вносить соответствующие изменения в Конституцию Белоруссии, в ряде статей которой до сих пор упоминается Высший Хозяйственный суд. Лукашенко множество раз нарушал принятую по его же инициативе Конституцию, не говоря уже о законах. Будучи искренне убежденным в том, что личная власть и избранность судьбой («время выбрало нас!») несоизмеримо выше любых писанных законов.

Для Лукашенко проведение конституционной реформы и адаптация под новую Конституцию правовой системы является поводом продлить свои президентские полномочия, которые он уже даже публично неоднократно обещал сложить.

Досрочные выборы и уход Лукашенко:

  • Готов уйти: «И тогда ответ на главный вопрос — ну а что, ну а когда он уйдет, и еще что-то. Этот вопрос решится».
  • Главой государства будет не Лукашенко: «Нельзя ослаблять Главу государства. Это буду не я — это будет другой Президент, поэтому не «пришивайте» это ко мне. Особенно те, кто меня слышит. Это буду не я! Будет другой Глава государства, но он должен быть Главой государства!»
  • Условия отставки: «В какой роли будет нынешний Президент тогда и многие из вас, время покажет. Так, я отвечаю на вопрос, который особенно бытует у «протестунов» и заблудших. Главное мое условие исхода из власти — в стране мир, порядок, никаких протестных действий, не переворачивать страну, высказывать в рамках закона мнение. Это главное условие. Второе условие — если сложится так, что к власти придут не те и у них будут другие взгляды, вторым пунктом мы запишем, что ни один волос с вас, сторонников нынешнего Президента, упасть не может».

Лукашенко еще раз дал понять, что после принятия новой Конституции и адаптации под нее законодательства президентом будет не он. И выдвинул условие — до этого вся власть в Белоруссии должна быть в его руках, никто не должен посягать на нее.

Таким образом, Лукашенко обещает уйти с поста президента более чем через 2 года (сроки досрочных выборов он даже не называл) и требует оставить всю власть в Белоруссии ему до этого срока. Это правдоподобный вариант транзита власти или это вариант продления президентства Лукашенко за счет России? Причем за счет не только экономический помощи и невмешательства, но и за счет всё нарастающей дискредитации. Москва оказывается напрочь сплетена с рейтингом Лукашенко. И должна работать на него, т. е. укреплять святую независимость Белоруссии от России. В обмен на обещание Лукашенко когда-нибудь уйти.

Происходящее превращается в откровенный фарс, который разрядится либо сдачей позиции России под давлением Запада (именно Запад может спасти Лукашенко, отсрочив его уход, как бы странно это не звучало), либо эксцессом. Затянувшийся бред ведет к капитуляции, либо к эксцессу.

Параметры реформы Конституции:

  • Перераспределение полномочий: «Давайте перераспределять полномочия. Мы уже начали это делать: Президент — Правительство, Президент — Парламент, губернаторы — местные органы власти. Целый план на столе у Президента лежит. <…> перераспределять полномочия мы будем. Радикально будем перераспределять».
  • Полномочия президента нужно ослабить: «Конституцию надо менять. Менять, во-первых, потому, что такие полномочия, которые есть сегодня у Главы государства, у Президента, очень тяжелы для человека, и не факт, что в будущем этот человек придет к власти и выдержит эти полномочия. Но самое опасное, я всегда привожу вот этот пример из прошлого. Ну а если б они захватили власть и пришел к власти один из беглых или «протестунов», сидельцев и других и получил эту Конституцию? Вы ж понимаете, какой сценарий нам был подготовлен».
  • Белоруссия останется президентской республикой: «Твердо убежден: наша страна должна оставаться президентской республикой. Поймите только меня правильно — вот то, что я скажу сейчас. Наша страна должна быть президентской республикой и без Лукашенко».
  • Выборов по партийным спискам пока не будет: «Мы не занимались партийным строительством. <…> Поэтому в Конституции, конечно, будет предусмотрен этот вариант… Надо уделить внимание вопросу партийного строительства. И когда мы увидим реальные партии, тогда мы будем говорить, что надо избирать Парламент по пропорциональному списку, местные Советы надо избирать по пропорциональному списку. Сейчас народ вообще не представляет, чем кто-то там занимается. <…> Но партии должны быть. Так легче будет власти функционировать. Но для этого надо подготовить общество. Общество должно быть зрелым. <…> мы по партийному списку неизбежно разделим наше общество. Представьте, если мы это сделаем в незрелом, неподготовленном обществе. Что будет? Будет «моднее», чем в прошлом году».
  • Конституционный статус ВНС: «Я предложил Всебелорусское народное собрание сделать конституционным органом, сделать его с полномочиями, что если этот общественный договор, который мы заключим, будет нарушен, вся власть будет у Всенародного собрания, у вас. Даже без меня. И Всенародное собрание будет избираться еще более ответственно людьми, будет иметь полномочия. Оно должно быть стабилизатором на переходный период. А какой другой орган вы видите? Может быть, что-то придумаем другое в процессе разработки этой Конституции. Но в этот период смены поколений, смены власти мы должны иметь четкую подстраховку, чтобы не потерять страну. Я думаю, что Всенародному собранию надо передать как полномочие главный вопрос — определение стратегии развития нашего общества. И это будет закон для всех граждан страны. И для Главы государства, и для Парламента, и для других».

Лукашенко противоречит сам себе, с одной стороны утверждая, что у президента слишком много полномочий и их надо перераспределить. С другой, подчеркивая, что нельзя ослаблять главу государства. Это разрыв между необходимостью говорить, что должно, и что хочется.

Лукашенко должен говорить, что уйдет, но не хочет уходить.

Лукашенко должен говорить, что существенно ослабит полномочия президента, но не хочет расставаться с абсолютной властью.

Лукашенко должен говорить о братском союзе с Россией, но считает, что Россия бросила ему витальный вызов отъема власти и полон жгучей ненависти.

Всё это прорывается.

Говоря о партиях Лукашенко подчеркнул, что политические и идеологические дискуссии разобщат страну, что страна к ним не готова. И потому выборов по партийным спискам быть не должно, выборы, как и прежде, должны остаться одномандатными. Пока народ не дозреет. Одномандатники же в Белоруссии фактически являются назначаемыми чиновниками. Это не политики.

В этом вся суть идеологии Лукашенко. Патриотизм = преданность Лукашенко. Идеология = преданность Лукашенко. Приемлемая общественно-политическая активность = преданность Лукашенко. И потому любая идеология, любая дискуссия о настоящем и будущем страны, опасны. Так как идея и будущее выше режима личной власти.

Конституционный статус ВНС пока не получил внятного наполнения. Фактически это собрание из полностью лояльных Лукашенко людей. Но эта лояльность существует до тех пор, пока есть высшая власть. Без нее это собрание даже не соберется. Лукашенко заложник своего режима высшей власти, даже частичная утрата которой топит его, как политика.

Подавление всех ростков протеста:

  • Предательство бизнеса и творческой интеллигенции: «А у нас выросли мордовороты и все переобулись! Им-то чего не хватало?! Или бедные культурные работники тоже… [я сделал им] все условия, где они?! <…> Уважаемые бизнесмены, начинайте работать на государство! Иначе спуску вам не будет!».
  • Все закрывавшиеся в День солидарности предприятия не откроются: «Около 200 предприятий [в Минске] вот этих вот бизнесменов! Закрылись! В знак солидарности! И кто они?! Они дефицитные что ли у нас? Отдельные торговые точечки, отдельные там кафешкии прочее. Моя позиция <…> я предупредил Комитет госконтроля, закрыли? Не мы же закрывали. И чтобы ни одно не открылось!».
  • Уезжайте: «Не патриоты нам не нужны, лучше пусть они [бизнесмены] уедут!».

Лукашенко предложил следующую реальную программу сохранения себя во главе государства:
1) Бизнес (от ИП до крупного бизнеса) нелояльных будет уничтожен. Стране нужен только патриотический (лояльный Лукашенко) частник.
2) Нелояльная творческая интеллигенция будет заменена (уже заменяется) на лояльную.
3) Нелояльным студентам будет закрыт доступ к целевому набору в вузы.
4) Прочих нелояльных заставят работать («тунеядцы!») и призовут в армию.
5) В качестве выхода нелояльным предлагается эмиграция: «Лучше пусть они уедут!». Белоруссия — это личная вотчина Лукашенко. Не согласны? Лучше уезжайте!

По аналогии с кампанией Black Lives Matter, планы Лукашенко по работе с обществом можно назвать Lukashenka’s power is important. Любой, кто не согласен, фактически исключается из жизни общества, теряя ряд базовых социальных прав. Законы и мораль попираются при этом как угодно.

Но есть лазейка. Можно перейти из категории «протестунов» в категорию «заблудших». Для этого нужно покаяться и стать лояльными. Как бы Лукашенко применил свой тезис про стояние на коленях к этому действу?

Внешнеполитические заявления Лукашенко, прежде всего, интересны не как декларация курса страны.  А как декларация намерения уходить или не уходить.

Многовекторность:

  • Суть нашей концепции многовекторности: «И не надо нас критиковать, что мы якобы сидим на двух стульях. В конечном итоге мы ставим цель обеспечить диверсификацию международных связей, прежде всего экономических, — это аксиома для любого государства, стремимся к равновесию в региональной безопасности. Мы просто хотим сохранить свою политическую устойчивость. Этот курс, конечно, может кому-то не нравиться, как я говорил. Но именно так действует любое государство, которое хочет остаться на карте мира суверенным, независимым, и мы не исключение. Мы не нахлебники и не страна-сателлит, которая ждет с протянутой рукой субсидий и кредитов в обмен на отказ от собственного мнения и здравого смысла. Нам важны отношения с Евросоюзом, с которым у нас самая протяженная граница и высокая степень взаимозависимости экономического, социального, культурного и, наконец, политического характера».

Многовекторность — незыблемая часть внешней политики Белоруссии при Лукашенко. И потому она всеми силами будет пытаться восстановить отношения с США, Польшей, Прибалтикой, Украиной и другими представителями «угрозы НАТО». Так говорит уходящий президент или политик, намеренный любой ценой извернуться и выстроить баланс, позволяющий сохранить власть?

Интеграция с Россией и Китаем:

  • Россия зарабатывает на помощи Белоруссии: «Но тем не менее те же в России говорят: Россия помогает Беларуси, Лукашенко, цитата, «дает кредиты» и так далее. Да, это так. Но помогая белорусам, она помогает сама себе. <…> Да и кредиты от России — это далеко не благотворительность. Вы знаете, сколько мы платим в год за те кредитные ресурсы, которые получаем? Миллиард долларов. <…> Поэтому да, Россия нам помогает, огромное ей за это спасибо, как никому. Но это не благотворительность. Зачастую проценты, как я уже сказал, на порядок выше общемировых, да и возвращаем мы эти кредиты в срок, нам никто их не списывает».
  • Россия не одинока, пока с ней есть Белоруссия: «Мы с Россией, и она не одинока. Исхожу из того, что и Беларусь для России будет оставаться абсолютным приоритетом».
  • Белорусы за интеграцию с Россией: «Последние масштабные социологические исследования. Мы спросили у людей, как они относятся к интеграции — с Россией, Евросоюзом и прочее. <…> 71,5% высказались, прежде всего, за интеграцию с Россией. И около 30% — с Европейским союзом».
  • Белоруссия должна получить все права региона России, оставшись независимой страной: «Я не прошу ни бесплатного природного газа, нефти или бесплатных финансовых ресурсов. Нам надо одно — равные условия субъектов хозяйствования. И мы решим любые проблемы. И тогда не 70 процентов, а весь белорусский народ с благоговением будет смотреть на Россию и считать, что мы здесь, в Беларуси, являясь оплотом нашего единого отечества, будем умирать за свою страну — и за Россию в том числе. Понимаем, что именно в этом должна, по нашему мнению, заключаться направленность экономических интеграционных процессов в рамках Союзного государства».
  • Китайский и русский брат: «Не менее значимым вектором для нашей дипломатии являются страны так называемой дальней дуги, где важное место занимает близкий, несмотря на географию, и дружественный нам Китай. При этом основным экономическим партнером и стратегическим союзником была и будет наша Россия. Она нам не чужая, потому что там живут не только наши люди и очень близкие россияне, и прежде всего русский народ. Это наш народ, с которым мы жили долгие века и вместе иногда спиной к спине, иногда плечом к плечу стояли и боролись по одну сторону баррикад».
  • Запад требовал от Белоруссии сдать Китай, но Лукашенко своих не сдает: «Наше стратегическое сотрудничество с Китаем стало одной из причин атаки Запада на Беларусь в конце прошлого года. Но нас это не должно остановить. Мне прямо в глаза было сказано: вы уходите от Китая, Китая не должно быть в центре Европы. На что я ответил: когда Евросоюз и Соединенные Штаты Америки атаковали нас и экономику Беларуси раньше — лет пять-шесть назад — масштабными санкциями, Китай безоговорочно нас поддержал. В то время он открыл свою дверь для нас, и мы в нее вошли. И что, мы сейчас должны закрыть Китаю единственный путь в Европу и эту форточку через Беларусь? Мы не можем на это пойти. Потому что мы люди благодарные, мы помним, что было тогда. Такой был ответ руководству Соединенных Штатов Америки и другим заинтересованным в этом вопросе».
  • Личный друг Си Цзиньпин: «Концепция «сообщества единой судьбы для человечества» Председателя и моего личного друга Си Цзиньпина, наши ориентиры развития во многом совпадают, что является основой для дальнейшего укрепления связей Беларуси и великого Китая».
  • Общая с Китаем ракета: «Такой пример. Создавали мы ракету «Полонез». Очень надо было ее создать: никто нам не продаст новейшее оружие, притом самое современное. Ракетное… Бросились, а у нас три с половиной человека, которые что-то понимают в этой ракетной технике. И тем не менее была поставлена задача (спасибо китайцы в этом плане нас поддержали финансами и технологически) и мы создали эту ракету».
  • Об интеграции с Россией: «Говорю вам откровенно, мы никогда не будем жить так, как живут в России».
  • Об интеграции с Россией и политике Путина: «И запомните, Беларусь — не Россия! Власть здесь на колени перед бизнесом не встанет!»
  • об интеграции с Россией и Китаем: «Братская Россия и великий Китай останутся нашими стратегическими партнерами, и не только экономическими».

Лукашенко показательно уравновешивает Россию Китаем, вплоть до многовекторного производства вакцины: (https://t.me/friend_blog/4634)
 
В текущих условиях нельзя говорить о налаживании отношений с Западом, единстве с Украиной и т. д. Но и сказать, что только одна Россия из числа крупных игроков поддерживает Белоруссию недопустимо. Потому появляется «великий Китай» (постоянная формулировка), в отношении которого у Лукашенко нет никаких претензий. Китай всё делает хорошо и очень хорошо для Белоруссии.
 
Казалось бы, Россия для экономики Белоруссии и устойчивости власти Лукашенко сделала на порядки больше. Но к России всё равно масса претензий. Более того, Лукашенко спокойно позволяет себе откровенно хамить и лично президенту России Владимиру Путину, и России в целом. Отдельно подчеркивая, что никакой дальнейшей интеграции быть не может.
 
Вместо интеграции Россия должна усилить дотирование построения независимой от России Белоруссии. А именно — предоставить Белоруссии все права региона России (полностью свободный доступ на рынок сбыта, нефть и газ по внутренней цене и т. д.). В ответ же Лукашенко обязуется строить независимую Белоруссию.
 
Россия в этой картине мира, одновременно, дойная корова и враг. Дойная корова, потому что должна платить за отрезание от себя Белоруссии. А враг, потому что покушается на режим личной власти Лукашенко. Китай не покушается на власть Лукашенко и даже в чем-то помогает или может помочь, потому он великий и очень-очень хороший.
 
В сумме же получается следующее: «Мы [русские и белорусы] жили долгие века и вместе иногда спиной к спине, иногда плечом к плечу стояли и боролись по одну сторону баррикад. <…> мы [Лукашенко и Путин] стоим рядом, плечом к плечу или спиной к спине <…> 71,5% высказались, прежде всего, за интеграцию с Россией»… и потому независимость Белоруссии от России свята!
 
Что это, помимо инерционной попытки продать братскую риторику в обмен на оплату независимости? Это узурпация власти путем подавления большинства народа Белоруссии, выступающего за интеграцию с Россией. Если 71,5% граждан Белоруссии выступают за интеграцию с Россией, то в чем проблема? Какая надстройка мешает осуществить эту интеграцию?
 
Лукашенко кидает и всеми силами делает вид, что не кидает. Держащиеся за власть синие пальцы сами не разожмутся никогда. Впереди либо унизительная капитуляция, либо операция по их разжиманию.
 
P. S. Реакцию России, а также информацию о подготовке переговоров Путина и Лукашенко в Сочи обсудим в одном из следующих выпусков.

http://4friends.su

13.02.2021 Новости Социализма

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID9914 13 Фев 2021 Сб 04:35


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх