В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 11

11. Совнарком, совнархозы и первое социалистическое противоречие.

Как известно, после революции в России внутри Публичной власти одновременно стали формироваться органы Советской и Государственной власти. Этим процессом в основном руководили левые эсеры и большевики.

Общими усилиями они провели III Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (1918 год), на котором утвердили «Декларацию прав трудящихся и эксплуатируемого народа», объявив Россию «Республикой Советов».

После этого Советская власть, руководимая на местах левыми эсерами и большевиками, провела «всеобщую национализацию», законодательно утвердив в стране общую (государственную) собственность на основные средства производства.

Но далее пути эсеров и большевиков стали расходиться.

Большевики старались не нарушать объективный  «экономический ход развития производительных сил того времени» и призывали поддерживать не только государственный и колхозно-кооперативный сектор в экономике, но и коммерческий.

Колхозы (коммуны, артели и ТОЗы), как элементы социалистического способа производства, созданные среди океана единоличных крестьянских хозяйств в первое послереволюционное время на основе коллективной и кооперативной (общедолевой) собственности и Общинного самоуправления, при отсутствии в них крупной машинной техники, не могли стать основной производительной силой в сельском хозяйстве.

Крестьяне неохотно создавали колхозы, а развивали, прежде всего, единоличное хозяйство.

На VIII съезде Советов в конце 2020 года В. Ленин в своем выступлении заметил, что «вопрос о колхозах не стоит как очередной… Надо опираться на единоличного крестьянина, он таков и в ближайшее время иным не будет».

Но эсеры отстаивали свои принципы и, взяв на вооружение «продразверстку», как принудительный способ обмена сельскохозяйственных продуктов на промышленные товары, наладили «коммунистический контроль и коммунистическое распределение» в молодой республике.

В условиях гражданской войны большевики поддержали такие экономические меры, назвав этот этап развития экономики «военным коммунизмом».

Но они по-прежнему утверждали, что после окончания гражданской войны необходимо брать курс на «насаждение государственного капитализма в стране».

Эсеры не согласны были с политикой большевиков и попытались летом 1918 года отстранить большевиков от власти, устроив «эсеровский мятеж».

Однако, делегаты 5-го Всероссийского съезда Советов рабочих, крестьянских и казачьих депутатов, проходившего в то время в Москве, поддержали большевиков и помогли подавить этот мятеж.

Осенью 1920 года на юге России произошли крестьянские бунты против «коммунистических принципов обмена и распределения». Эту форму «обмена и распределения сельскохозяйственной продукции», которую навязали крестьянам эсеры, сами крестьяне называли «коммунистической обдираловкой».

Тогда многие социал-революционеры и грамотные рабочие поняли, что большевики во главе с В. Лениным правы!

Поэтому делегаты Х съезда партии (1921 год), согласившись с большевиками, приняли новую экономическую политику (НЭП) вместо старой, направленной на построение Коммунизма.

Суть новой политики заключалась в том, чтобы, разрешив в «определенной степени и на определенный срок»  частную собственность и частнокапиталистические отношения, дать им развиться до акционерного и государственного капитализма.

И уже на основе государственного капитализма строить Социализм, а затем и Коммунизм.

В. Ленин в работе «К четырёхлетней годовщине Октябрьской революции», обращаясь не только к эсерам, но и к рабочим и крестьянам всей страны, по этому поводу писал:

«Мы предполагали без достаточного расчёта – непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране. Жизнь показала нашу ошибку. Потребовался ряд переходных ступеней: государственный капитализм и социализм, чтобы подготовить – работой долгого ряда лет подготовить – переход к коммунизму. Не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, на личной заинтересованности, на хозрасчёте потрудитесь построить сначала прочные мостки, ведущие в мелкокрестьянской стране через государственный капитализм к социализму, иначе вы не подойдёте к коммунизму. Так сказала нам жизнь, Так сказал нам объективный ход развития революции».

Патриархальный уклад во время Гражданской войны окончательно пришел в упадок.

Однако и наличие оставшихся трех секторов в экономике усложняло формирование единой Публичной власти.

Государственная власть, которая объективно формировалась на базе государственного сектора экономики, представляла собой вертикально-отраслевую систему власти.

 Национализировав тресты и синдикаты после революции, большевики во главе отраслей ставили «народных комиссаров». 

В то же время наряду с Государственной властью на базе колхозно-кооперативного сектора экономики и на основе Общинного самоуправления также объективно формировалась горизонтально-территориальная (межотраслевая) система Советской власти, как система Народовластия.

В этом секторе экономики первую скрипку играли левые эсеры. Они помогали крестьянам создавать не только территориальные органы Советской власти (сельские, городские, районные, областные советы и исполкомы), но и территориальные Советы по управлению народным хозяйством – местные совнархозы.

Левые эсеры, читая К. Маркса и Ф. Энгельса, а также опираясь на историю развития Общинного и Городского самоуправления, знали, что главными условиями становления и развития самоуправления являются: собственность граждан, гражданская инициатива и свободное развитие хозяйственной деятельности горожан.

Поэтому левые эсеры в декабре 1917 года добились, чтобы при Совнаркоме был образован Совет народного хозяйства, а затем, в 1923 году – Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ СССР), первым председателем которого стал А.И. Рыков.

Большевики согласились на это, считая, что Совнархоз СССР будет осуществлять контроль над Коммерческим сектором экономики, который, рано или поздно, будет упразднен. Поэтому ВСНХ СССР, по мнению большевиков, был временным явлением.

Эсеры считали, что ВСНХ СССР создается для руководства совнархозами, которые создавались на местах по всей России и подчинялись местным Советам, и  у них, поэтому, большое Будущее. Как и за Советской властью!

Совнархозы на местах представляли собой местные учреждения по организации и реализации производства. Состав местных совнархозов устанавливался решением местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, в большинстве которых верховодили левые эсеры, стоявшие за «крестьянскую диктатуру».

Местный совнархоз с одной стороны подчинялся местному Совету депутатов, а с другой – решениям и постановлениям Всероссийского Совнархоза СССР.

Местный совнархоз избирал местный исполнительный комитет в качестве руководящего и исполнительного органа. Постановления исполкома совнархоза были обязательны для исполнения всеми учреждениями и предприятиями.

Отменить их мог только ВСНХ СССР.

И тут возникало противоречие!

К примеру, администрация городского промышленного предприятия не понимала толком, кому подчиняться.

То ли городскому совнархозу, а, значит, ВСНХ?

То ли отраслевому наркомату, а, значит, Совнаркому?

Ведь принципы формирования администраций были разными.

Государственная власть формировала администрацию «сверху» на принципах назначения и единоначалия.

Советская власть формировала администрацию «снизу» на принципах демократического централизма. Создавался совет трудового коллектива, который и избирал директора предприятия и некоторых руководителей.

Двоевластие порождало не антагонистические, но организационные, производственные и, естественно, политические противоречия и разногласия.

Главной политическойфункцией Публичной власти большевики считали «установление диктатуры рабочих и крестьян», в которой главную роль должны были играть рабочие.

Левые эсеры по-прежнему настаивали на «главенствующей роли крестьян».

Главной экономическойфункцией Публичной власти большевики считали «обеспечение господства государственного сектора экономики» и господства Государственной власти.

Левые эсеры по-прежнему настаивали на том, что после победы над «коммерческим сектором экономики», Публичная власть обязана обеспечить господство «колхозно-кооперативного сектора экономики» и господство местных Совнархозов и Советской власти.

Главной организационнойфункцией большевики считали «наладить вертикальную (отраслевую) административно-бюрократическую систему управления и планирования хозяйством» на принципах «назначения» и «единоначалия».

Левые эсеры настаивали на том, чтобы «наладить горизонтальную (территориальную, внеотраслевую) демократическую систему управления и планирования хозяйством» на принципах «представительной и прямой демократии».

И эти противоречия особенно обострились в 20-е годы, во времена НЭПа. Они и стали одной из причин возникновения внутрипартийной борьбы между большевиками  и левыми эсерами.

Эта борьба не закончилась даже в 1932 году, когда большевики упразднили ВСНХ.

Ведь среди руководителей Публичной власти ещё много оставалось меньшевиков и правых эсеров, которые откровенно выступали против построения Социализма и Коммунизма в СССР.

Эта ситуация в основном и была главной причиной наступивших в это время репрессий.

(продолжение следует)

В. Шумсков

8.12.2020 Ньюс-Социализм

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID7692 08 Дек 2020 Вт 19:58


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх