В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 12

12. Продналог, колхозы и совхозы.

Первым документом НЭПа, как известно, стала замена продразверстки продовольственным налогом, которая была введена Декретом ВЦИК от 21 марта 1921 года «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом».

Был установлен натуральный налог в размере 20 % от чистого крестьянского труда.

Этот налог был вдвое меньше, чем прежняя продразверстка.

После сдачи продналога крестьяне могли оставшиеся продукты продавать либо государству, либо на свободном рынке.

24 мая 1921 года Совнарком принял постановление «Об обмене».

Этим постановлением разрешался свободный обмен: покупка и продажа у населения не только сельских продуктов, но и предметов кустарной и мелкой промышленности.

Запрет устанавливался только на материалы и изделия, в отношении которых имелись специальные постановления Публичной власти.

Новая Публичная власть, стоя на позициях марксизма-ленинизма, принимала постановления не только по отношению к продуктам производства, но и по отношению к форме собственности.

К примеру, если на частном предприятии выплачивалась зарплата, значит, там использовался наёмный труд (читай: эксплуатация человека человеком), а, значит, там проявлялась частнокапиталистическая собственность, которая, согласно марксизму, являлась причиной всех антигуманных и античеловеческих проявлений в обществе.

На государственном предприятии тоже выплачивалась заработная плата. Но там в роли «эксплуататора» выступало Советское государство, которое при «государственном капитализме», как писал Ф.Энгельс, является, по сути, «идеальным совокупным капиталистом». И все граждане Республики Советов являлись по отношению к Советскому государству наемными рабочими и служащими. И это считалось в то время нормальным.

Следовательно, утверждали вожди и лидеры Публичной власти, необходим был жесточайший контроль именно за частнокапиталистическими предприятиями, в какой бы нормативно-правовой форме они не создавались. И одной из форм контроля была регистрация всех частнокапиталистических предприятий в местном Совете народного хозяйства (совнархозе).

Дескать, мы там, в совнархозе, посмотрим: регистрировать вас или нет!

Так Публичная власть в лице совнархозов создавала условия для развития коммерческого сектора экономики, но ставила его под свой строгий контроль.

К тому же Публичная власть своими решениями и постановлениями регулировала оптовые и розничные цены коммерческого сектора.

Например, она ежегодно устанавливала предельные цены на товары, перечень которых утверждался Советом Труда и Обороны. И частные торговцы обязаны были вывешивать в своих лавках и киосках список с указанием цен за продаваемые товары.

Буржуазная кооперация в коммерческом секторе развивалась на основе акционерной (групповой) собственности. При этом она  использовала принципы коммерческого хозрасчёта: использовала наемный труд в разрешенном размере и производила товары на рынок с целью получения прибыли.

Обмен и распределение прибыли в коммерческом секторе экономики осуществлялся по принципу: «От каждого по способности, каждому по вложенному капиталу».  Мерой оценки и формой учета количества и качества капитала выступала акция. Оплата производилась в форме дивидендов.

В государственном секторе, где господствовала государственная (общая) собственность, сохранялся наемный труд в виде зарплаты и коммерческий хозрасчет, который нацеливал деятельность работников государственных предприятий на получение прибыли.

В таком случае, государственные предприятия становились фактически «унитарными», т.е. коммерческими предприятиями, но которыми управляли не капиталисты, а органы Государственной власти.

И Государственная власть постепенно коммерческий хозрасчет, нацеленный на получение прибыли, стала заменять  натуральным хозрасчетом, нацеленным на удовлетворение общественных (предметы быта) и производственных (сырье, полуфабрикаты) потребностей.

Государственные предприятия в СССР в первый ленинско-сталинский период построения Социализма (1921 – 1957 гг.) не продавали друг другу продукты производства, а поставляли их, согласно фондам распределения, иногда даже ниже себестоимости.

Нерентабельность некоторых государственных предприятий, выпускающих нужную продукцию для удовлетворения общественных и производственных потребностей, покрывалась за счет других предприятий, выпускающих сверхприбыльную продукцию.

Принцип распределения в государственном секторе экономики объективно осуществлялся по принципу: «От каждого по способности, каждому – по потребности».

Общественные и производственные потребности легко рассчитать научно, ведь они в количественном и качественном плане небезразмерны.

На этом основании трудящиеся государственных предприятий получали для полного удовлетворения своих необходимых потребностей, различные пособия, надбавки.

Женщины, например, получали пособия по беременности или по уходу за ребенком.  У них потребности были выше, нежели у других женщин.

Работники во вредных цехах производства, а также работники Крайнего севера и Сибири также получали надбавки к зарплате, потому что имели потребность в курортно-лечебном отдыхе.

При этом заработная плата служащих на заводе и в органах Государственной власти не превышала заработную плату квалифицированных рабочих.

Только инженеры получали больше, чем служащие и рабочие. Инженерный труд ценился тогда в России, потому что страна осуществляла индустриализацию.

Другими словами, принцип распределения среди работников в Государственном секторе экономики объективно осуществлялся по принципу: «От каждого – по способности, каждому – по потребности или по труду».

Наряду с промышленными предприятиями в государственном секторе развивались и сельскохозяйственные советские (государственные) предприятия (совхозы).

С этой целью было принято Постановление СНК СССР «О советских хозяйствах».

Таким образом, наряду с кооперативами и коллективными хозяйствами (колхозами), которые создавались в колхозно-кооперативном секторе на основе общедолевой (коллективной и кооперативной) собственности, в государственном секторе создавались совхозы на основе государственной (общей) собственности.

При этом лидеры и вожди Публичной власти в то время отлично понимали, что нельзя Государственную организационно-административную систему управления фабриками, заводами и совхозами переносить на колхозно-кооперативный сектор экономики.

В отличие от совхозов, фабрик и заводов, созданных на основе общей (государственной) собственности, коллективные хозяйства (колхозы) и кооперативы являлись добровольным объединением крестьян, созданным на средства самих крестьян.

Формы колхозов были различными, но в основном это были производственные некоммерческие кооперативы, артели, коммуны и товарищества по обработке земли (ТОЗы).

В колхозно-кооперативном секторе развивались, с одной стороны, частная (не капиталистическая, а личная, долевая) собственность. С другой стороны – общедолевая (кооперативная, коллективная) собственность «ассоциированных производителей».

И защищала эти виды собственности именно Советская власть.

При этом, надо заметить, что большевики, поставив своей целью обеспечить господство «государственного капитализма», т.е. господства государственной (общей) собственности и государственного сектора экономики, тем не менее находили возможность оказывать всевозможную помощь колхозам и сельским потребительским кооперативам, т.е. колхозно-кооперативному сектору.

В связи с этим представители Государственной власти поддерживали и саму Советскую власть.

Развитие колхозно-кооперативного сектора экономики в то время развивалось двумя путями.

С одной стороны, путем создания торгово-закупочной потребкооперации (потребительских кооперативов), а с другой, путем производственного кооперирования отдельных коллективных хозяйств (колхозов).

Основными законодательными актами того периода по колхозному строительству явилось Постановление СНК СССР от 22 августа 1924 г. «О сельскохозяйственной кооперации» и Постановление СНК СССР от 16 марта 1927 г. «О коллективных хозяйствах».

Публичная власть определила сельскохозяйственное кооперативное объединение как «объединение, ставящее своей целью совместное ведение сельскохозяйственного производства, снабжение своих членов, сбыт и переработку их продуктов, совместную мелиорацию и машинизацию».

И вот тут необходимо обратить внимание на то, что кооперация в колхозно-кооперативном секторе экономики отличалась от кооперации, которая осуществлялась в коммерческом секторе, как «социалистическая кооперация» от «буржуазной кооперации».

(продолжение следует)

В. Шумсков

9.12.2020 Ньюс-Социализм

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID7733 09 Дек 2020 Ср 17:31


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх