В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 13

13. Формы кооперации, хозрасчет и Публичная власть.

В 20-е годы, во времена НЭПа в СССР развивались две формы кооперации: социалистическая и буржуазная.

Главное отличие их состояло в том, что при социалистической (колхозной)  кооперации использовался «натуральный хозрасчет», нацеленный на удовлетворение общественных и производственных потребностей натуральными продуктами производства, а при буржуазной (коммерческой) кооперации использовался «коммерческий хозрасчет», нацеленный на прибыль,

Вся колхозная кооперация развивалась на основе общедолевой собственности пайщиков (дольщиков), которыми становились сами крестьяне.

Субъектом этой собственности являлось Общее собрание (сход) колхозников (пайщиков, дольщиков).

Оно выбирало Правление колхоза во главе с Председателем, которое и управляло этой коллективной собственностью. При этом колхозники на общем собрании (сходе) избирали членов Правления колхоза в орган Советской власти, т.е. в Сельский совет.

Следовательно, избранные на общем собрании (сходе) руководители производства становились одновременно руководителями и законодательного органа (членами Сельского совета во главе с председателем), и руководителями исполнительного органа (членами Правления колхоза во главе с председателем).

Таким образом, в колхозах царил социалистический (коллективный) способ управления на принципах демократического централизма, соединяющий в себе как представительную, так и прямую демократию.

Сельский совет одновременно был и органом Советской власти и производственным органом управления коллективным хозяйством.

Поэтому Сельсовет с одной стороны подчинялся «решениям общего собрания колхозников», с другой стороны – «решениям вышестоящих органов Советской власти».

И вот тут надо обратить внимание на способ обмена и распределения продуктов производства.

В одних колхозах и кооперативах применялся «коммерческий хозрасчет», нацеленный на прибыль, а в других – «натуральный хозрасчет», нацеленный на удовлетворение общественных и производственных потребностей.

При «коммерческом хозрасчете» оплата работников осуществлялась по принципу: «От каждого – по способности, каждому – по вложенным паям». В этом случае паи выполняли функцию акций. Колхозники превращались в акционеров и получали дивиденды с прибыли. И такие колхозы фактически превращались в акционерные хозяйства  и автоматически относились к отмирающему, коммерческому сектору экономики. Ведь их целью становилось увеличение прибыли, от которой зависели их дивиденды. Тем самым их паи-акции превращались в их капитал.

В этом случае автоматически действовал капиталистический закон распределения: «От каждого – по способности, каждому – по вложенному капиталу».

При «натуральном хозрасчете» оплата производилась по принципу: «От каждого – по способности, каждому – по конечным результатам труда».

Такие колхозы превращались в социалистические предприятия и относились к колхозно-кооперативному сектору экономики.

Если в первом случае мерой оценки и формой учета выступал «пай-акция», то во втором случае мерой оценки и формой учета количества и качества труда выступал «трудодень».

Если оплата за паи-акции выдавалась только при получении прибыли, то оплата за трудодни производилась продуктами производства или деньгами, даже, если прибыли колхоз и не получал.

Известно, что сельское хозяйство во всем мире – производство не прибыльное, а зачастую – убыточное.

Поэтому, каждую весну Государственная власть предоставляла социалистическим колхозам льготные банковские кредиты, а осенью производился взаиморасчет между Государственной властью и колхозами.

Если колхоз не получал прибыли, но выполнял план по выпуску запланированной продукции и обеспечивал население и производство сельхозпродуктами, то Государственная власть списывала ему долги по кредиту. И следующей весной вновь выдавала новый кредит.

Кооперативные сельхозпредприятия коммерческого сектора, естественно, таких льгот от Государственной власти не получали.

Все противоречия между коммерческим и колхозно-кооперативным сектором экономики, возникающие на основе различных форм собственности, а, стало быть, и на различных способах производства и способах распределения результатов труда, порождали разногласия среди «строителей Социализма и Коммунизма», т.е. среди лидеров и вождей Публичной власти, и делали неустойчивой саму коммунистическую Публичную власть.

Экономические противоречия в различных производственных отношениях порождали, в свою очередь и политические противоречия.

Публичная власть представляет собой взаимодействие секторальных властей, каждая из которых защищает  свой сектор экономики и ту форму собственности, на которой этот сектор развивается. Каждая секторальная власть лоббирует и защищает интересы своего сектора.

В 1921 году коммунистическая Публичная власть включала в себя две формы власти.

Была Государственная власть, в лице Совета Народных Комиссаров, которая защищала государственную (общую) форму собственности и, базирующийся на ней, государственный сектор экономики, который справедливо называли в то время «государственным капитализмом».

Была и Советская власть, в лице Совета Народного Хозяйства и Совета Труда и Обороны, которые защищали, с одной стороны, колхозно-кооперативную (общую долевую) собственность, а с другой – частнокапиталистическую (акционерную) форму собственности и, базирующиеся на них, колхозно-кооперативный и коммерческий сектор экономики.

Одним словом, защищали и социалистическую и буржуазную кооперацию.

При этом, коммерческий сектор экономики марксисты называли «частнохозяйственным капитализмом», а колхозно-кооперативный – социалистическим сектором экономики.

Взаимодействие органов Государственной власти и органов Советской властей между собой и формировали единую коммунистическую Публичную власть, нацеленную на построение Социализма и Коммунизма.

Тем не менее, противоречия между Совнаркомом и Совнархозом с каждым годом становились всё явственнее и иногда принимали затяжной характер.

После смерти  В. Ленина, И. Сталину пришла идея, снять (разрешить) данное противоречие.

Разрешить его путем создания над этими двумя формами властей единого руководящего органа, который бы помогал им развивать экономику страны в едином – коммунистическом – направлении.

Другими словами, И. Сталин предложил создать единый политический орган, который бы определял единую – коммунистическую – политику в стране.

При этом РСДРП (б) уже при В. Ленине переименовали в Российскую Коммунистическую партию большевиков.

Следовательно, таким органом, по мнению И. Сталина, должно быть Политическое бюро (Политбюро) Центрального Комитета Российской Коммунистической Партии (большевиков) во главе с Первым секретарем, каковым на тот момент являлся он сам.

И это было логично!

Раз Публичная власть имела коммунистический характер, то и во главе неё должен был стоять такой орган власти, который утверждал бы «коммунистическую идеологию».

Осенью 1923 года секретариат ЦК РКП (б) направил всем наркомам и руководителям государственных учреждений перечень должностей (номенклатуру), назначения на которые осуществлялись бы исключительно Постановлениями Центрального Комитета Коммунистической партии большевиков.

Номенклатура – в переводе с латинского языка означает «роспись имен, перечень, список.

Таким образом, во все высшие органы Государственной и Советской власти могли попасть только члены партии, твердо стоявшие на позиции большевиков-ленинцев, державших курс в направлении строительства Социализма и Коммунизма.

Не все обрадовались такому нововведению.

Особенно против такого новшества возражали  бывшие меньшевики и правые эсеры. Но и среди левых эсеров немало было тех, кто возражал против такого засилия «партийных бюрократов» во власти. Среди возражавших были Н. Бухарин, Л. Троцкий и другие коммунисты.

И тогда началось «очищение партии от оппозиционеров и врагов народа».

Начались репрессии против всех противников «упрочения коммунистической Публичной власти», какие бы должности они не занимали, и какие бы награды от Советской власти не имели.

Так с 1923 года Публичная власть в СССР, прежде состоящая из двух элементов, пополнилась ещё одним элементом.

Наряду с органами Государственной и Советской власти в неё вошли и органы Партийной власти: сельские, городские, районные и областные комитеты ВКП (б), которые, как муку сквозь сито просеивали кадры.

С этого момента структура новой Публичной власти стала выглядеть так:

1. Государственная власть во главе с Совнаркомом (СНК), защищающая государственный сектор экономики;

2. Советская власть во главе с ВСНХ, защищающая колхозно-кооперативный сектор экономики;

3. Партийная власть во главе с Политбюро Центрального Комитета ВКП (б), руководящая и направляющая сила, которая помогала обеим формам власти держать курс на построение Социализма и Коммунизма в стране.

Так в молодой Республике советов родилась новая Публичная власть, которая включала в себя три элемента власти и которую по праву можно называть «коммунистической Публичной властью».

К 1928 году коммунистическая Публичная власть упрочилась настолько, что могла себе позволить принять план развития всех секторов экономики (всего народного хозяйства) не на один год, а на пять лет.

Так появилась в СССР «первая пятилетка».

Первая пятилетка – первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР и соответствующий ему этап в истории страны с 1 октября 1928 г. по 30 сентября 1933 г. включительно. Первая из сталинских пятилеток индустриализации СССР.

(продолжение следует)

В. Шумсков

10.12.2020 Ньюс-Социализм

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID7766 10 Дек 2020 Чт 21:27


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх