В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 15

15. Перестройка, бюрократы-либералы и рыночный социализм.

Местное самоуправление в СССР в течение длительного периода (с 1917 по 1990 год) практически не получило закрепления в правовых актах.

В 1960-х годах во время «хрущевской оттепели» в партийных документах и научной литературе неожиданно заговорили о «местном самоуправлении», но не надолго.

Интерес к идее местного самоуправления вернулся в 80-х годах прошлого столетия.

Все началось во времена В. Андропова, который решил навести в стране порядок. Тогда некоторые представители партийной бюрократии неожиданно стали требовать усиления ответственности местных органов власти за комплексное, сбалансированное экономическое и социальное развитие территорий.

В 1985 году советский народ в большинстве своем поддержал М. Горбачева, который, став Генсеком, вдруг объявил «гласность и перестройку в системе органов управления».

Народ поверил молодому партократу, потому что искренне понадеялся, что с помощью гласности будут уничтожены льготы и привилегии представителей Партийной и Государственной власти.

XXVII съезд КПСС (1986 год) окончательно возродил идею о местном самоуправлении и определил стратегию развития социалистического самоуправления народа.

На предприятиях государственного сектора экономики рабочие стали стихийно создавать советы трудовых коллективов и избирать директоров предприятий.

В связи с этим, думали советские люди, в Публичной власти господствующее место займет горизонтально-территориальная система Советской власти, а не вертикально-отраслевая система Партийной и Государственной власти.

На первом этапе Перестройки объективно и целенаправленно законодательная работа пошла именно в эту сторону.

В июне 1987 года Верховный Совет СССР принял Закон «О государственном предприятии (объединении)».

В пункте 1 статьи 6 было четко записано: «Управление предприятием осуществляется на основе принципа демократического централизма, сочетания централизованного руководства и социалистического самоуправления трудового коллектива».

А пункт 5 этой же статьи гласил: «Основной формой осуществления полномочий трудового коллектива является общее собрание (конференция). Общее собрание (конференция) трудового коллектива избирает руководителя предприятия, совет трудового коллектива, заслушивает отчеты об их деятельности».

26 мая 1988 года был принят Закон «О кооперации в СССР», которым Государственная бюрократическая власть наконец-то отдавала  все сельхозпредприятия в руки сельских и поселковых советов, т.е. органам Местного самоуправления.

В стране разрешалось создание коллективных хозяйств (колхозов, артелей, кооперативов и т.д.) на основе коллективной собственности.

Тут необходимо сделать одно уточнение.

По Конституции СССР (1977 года) в стране признавались две формы социалистической собственности: государственная (общенародная) собственность и колхозно-кооперативная собственность.

Несмотря на это в стране полным ходом шло бюрократическое преобразование коллективных хозяйств (колхозов) в советские хозяйства (совхозы).

На каком основании?

На том, что некоторые представители партийной бюрократии стали смотреть на коллективную собственность, как на буржуазную собственность.

Открываем, например, учебник «Политическая экономия» выпуска 1982 года.

На странице 72 черным по белому написано буквально следующее: «На стадии социализма общенародная собственность на средства производства выступает в форме государственной собственности… Передача общенародных средств производства в собственность отдельных коллективов предприятий означала бы превращение их в групповую собственность, что несовместимо с социализмом и представляет собой ликвидацию его экономических основ… Буржуазное государство представляет собой диктатуру буржуазии, его собственность есть лишь коллективная собственность класса капиталистов, форма капиталистической собственности».

Как видим, уже тогда либерально настроенные бюрократы, проповедующие идею «рыночного социализма» стали вдалбливать нам в голову мысль о том, что «коллективная собственность есть буржуазная собственность».

И вот законы «О государственном предприятии (объединении)» и «О кооперации в СССР» опровергали эту антимарксистскую чушь. 

Была ли в этих законах разрешена «частнокапиталистическая собственность» и «частная предпринимательская (коммерческая) деятельность», порождавшая в любом обществе антигуманную эксплуатацию человека человеком?

Ответ однозначный: «Нет!».

Этими законами Публичная власть в СССР, в лице бюрократов-государственников возрождала «производственный принцип Общинного и Городского самоуправления», который, как известно, включает в себя: коллективную и кооперативную (общедолевую) собственность, гражданскую инициативу и свободное от Государственной власти развитие хозяйственной деятельности граждан.

Но, освободив Местное самоуправление этими законами от попечения со стороны органов Государственной власти, Публичная власть не освободила народовластие от Партийного давления.

Статья 6 Конституции СССР 1977 года уже гласила однозначно: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза». 

Во время Перестройки, как известно, развернулась мощная борьба за отмену или изменение именно этой статьи Конституции.

Особенно остро развернулась эта битва на I Съезде народных депутатов, который начал свою работу 25 мая 1989 года.

В острых прениях на съезде сформировалось два направления сторонников Перестройки:

— умеренное направление, во главе с М. Горбачевым, которое призывало вернуться к построению «ленинской модели социализма» – «социализма с человеческим лицом»;

— радикально-либеральное, в виде Межрегиональной депутатской группы (МДГ), членами которой являлись в то время защитники «рыночного социализма»: Юрий Афанасьев, Гавриил Попов, Виктор Пальм, Андрей Сахаров, Виктор Шендерович, Николай Сванидзе и, самоотверженно поддержавший их – бывший член Политбюро ЦК КПСС амбициозный Борис Ельцин.   

Члены Межрегиональной группы возглавили бюрократов-либералов, которые открыто встали в оппозицию не только к Государственной и Политической власти, но потребовали полного уничтожения Советской системы управления.

Но неожиданно делегаты съезда дали отпор апологетам «рыночного социализма» и не дали им возможность принять провокационные решения.

После съезда в апреле 1990 года был принят закон СССР «Об общих началах местного самоуправления и местного хозяйства в СССР».

С опубликованием этого закона в нашей стране началось практическое реформирование органов Советской власти и создание правовых основ для Местного самоуправления.

Однако, либералы-бюрократы не оставили своей затеи «упразднить Советскую власть».

И они в начале 90-х годов, как застоявшиеся кони, устроили такую «антисоветскую, антиленинскую и антисталинскую пропаганду», что даже зарубежные антисоветчики диву давались.

Рупором рыночного, антисоветского направления стали журнал «Огонек», газеты «Московские новости», «Московский комсомолец», «Аргументы и факты».

Вот со страниц этих СМИ и было вброшено в общественное сознание столько грязи, лжи и гнуси про Советскую власть, что нам, социалистически настроенным представителям гражданского общества России, это до сих пор аукается.

Основной упор антисоветчики-ельцинисты делали на то, что, якобы Социализм и Коммунизм – это социальные утопии.

Советский народ был ошарашен! Но не дрогнул! Не засомневался в строительстве, как Социализма, так и Коммунизма.

На Всесоюзном голосовании советский народ проголосовал за то, чтобы сохранить Союз Советских Социалистических Республик.

И тогда апологеты рыночной экономики решились на отчаянный шаг – заговор в Беловежской Пуще и расстрел Верховного Совета.

В 1993 году либерально настроенные представители различных органов Публичной власти вкупе с «антисоветчиками и диссидентами» подсунули народу новый основной закон.

В декабре 1993 года ельцинисты добились принятия новой Конституции Российской Федерации, в которую был забит весь пакет «либеральных ценностей».

Единственно примечательным пунктом новой Конституцией стал пункт, который касался органов Местного самоуправления.

Статья 12 новой Конституции РФ, слава богу, до сих пор осталась неизменной: «В Российской Федерации признается  и гарантируется  местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы Местного самоуправления не входят в систему органов Государственной власти».

С этого момента органы Местного самоуправления (органы народной Советской власти) были окончательно и бесповоротно выведены из-под опеки, как Партийной, так  и Государственной власти.

В Конституции РФ на радость рыночникам появилась статья 13, в пунктах 1 и 2 которой написано:

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

С 1993-го года по 1995 год юридическая основа Местного самоуправления формировалась преимущественно на основании новой Конституции РФ и Указов Президента РФ.

Таким образом, в стране была упразднена Коммунистическая Публичная власть и стала формироваться новая Либеральная Публичная власть, защищающая либеральные принципы рыночной экономики, среди которых был и принцип «разделения органов Государственной власти  и органов Местного самоуправления». 

И теперь мы имеем то, что имеем, а потому будем исходить из фактов реальной действительности.

(продолжение следует)

В. Шумсков

12.12.2020 Ньюс-Социализм

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID7800 12 Дек 2020 Сб 19:46


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх