В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 26

26. Внутрипартийная борьба, репрессии и диктатура партии.

Даже после принятия НЭП, многие левые социал-революционеры (левые эсеры, за которыми стояли крестьяне), которых было большинство в органах зарождающейся Государственной власти, были упрямо настроены на «построение Коммунизма в России». А потому продолжали в деревнях и городах создавать «коммунистические производительные силы»: Коммуны, Артели, Колхозы (коллективные хозяйства) и Товарищества по совместной обработке земли (ТОЗы) на основе коллективной собственности на средства производства.

Контрреволюционеры в лице правых эсеров и меньшевиков, которых тоже было больше, чем большевиков, но меньше, чем левых эсеров, открыто не сопротивлялись большевикам и левым эсерам, но продолжали втихушку гнуть свою линию, встав на позиции «воинствующего мещанства».

Эти контрреволюционеры не оставили надежды, возглавить Государственную власть в стране и постепенно, эволюционно строить Капитализм, выбросив из своей головы мысль «о строительстве Социализма и Коммунизма».

Когда Капитализм в России окрепнет, когда в капиталистическом общественном производстве появится и окрепнет государственный капитализм, когда будут созданы условия для построения Социализма, вот, дескать, тогда, считали доморощенные мещане, пусть наши потомки и совершают свою Революцию и строят свой Социализм.

А сейчас, мол, надо спокойно строить частнохозяйственный капитализм на основе частнокапиталистической собственности, а затем – акционерный капитализм – на основе акционерной (долевой) собственности. А когда зародится государственный капитализм, нас уже на свете не будет, поэтому об этом пусть думают наши внуки и правнуки.

Большевики во главе с В. Лениным и И. Сталиным, зная историю развития капитализма в Европе, прекрасно понимали, что частнохозяйственный капитализм однозначно будет развиваться в сторону  государственного капитализма, а затем – социализма.

Поэтому большевики с первых дней февральской революции в 1917 году призывали всех революционеров, возглавить власть в стране и сразу же брать курс на построение высшей стадии Капитализма – государственно-монополистического капитализма, т.е. государственного капитализма на основе государственной (общей) собственности.

В сентябре 1917 года (за месяц до социалистического переворота) в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» В. Ленин писал: «Попробуйте подставить вместо юнкерски-капиталистического, вместо помещичье-капиталистического государства государство революционно-демократическое, т.е. революционно разрушающее всякие привилегии, не боящееся осуществлять самый полный демократизм? Вы увидите, что государственно-монополистический  капитализм при действительно революционно-демократическом государстве неминуемо, неизбежно означает шаг и шаги к социализму!… Ибо социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперёд от государственно-капиталистической монополии… Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа… Государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма, есть преддверие его, есть та ступенька исторической лестницы, между которой (ступенькой) и ступенькой, называемой социализмом, никаких промежуточных ступеней нет.»

После Октябрьской  революции, когда большевики пришли к власти, они не изменили своего отношения к госкапитализму. В мае 1918 года в работе «О «левом» ребячестве и мелкобуржуазности» Ленин писал:

«Государственный капитализм был бы шагом вперёд против теперешнего положения дел в нашей Советской республике. Если бы, примерно. Через полгода у нас установился государственный капитализм, это было бы громадным успехом и вернейшей гарантией того, что через год у нас окончательно упрочится и непобедимым станет социализм… Неужели не ясно, что в материальном, экономическом, производственном смысле мы ещё в «преддверии» социализма не находимся? И что иначе, как через это, не достигнутое нами «преддверие», в дверь социализма не войдёшь?»

Благодаря упорной и энергичной деятельности В. Ленина и его соратников, за которыми стояла «правда жизни», «правда экономического хода производительных сил», большевики победили на Х съезде ВКП (б) и возглавили Публичную власть в стране.

После смерти В. Ленина политическую власть в стране возглавил И. Сталин, который продолжил новую экономическую политику В. Ленина.

Публичная власть, возглавляемая И. Сталиным, взяв курс на «насаждение государственного капитализма в России», тем самым, пошла в ногу со стихийным развитием производительных сил.

Коммунистическая Публичная власть придала стихийному экономическому ходу сознательный характер, а секторальным производительным силам и самим секторам экономики придала соответствующий им вектор направления.

1. Патриархальному и Коммерческому сектору помогала отмирать, подавляя деятельность мелких купцов, мелких промышленников и кулаков.

2. Государственному капитализму помогала господствовать, дав зеленый свет крупным промышленникам и государственным предприятиям, объявив индустриализацию страны.

3. Колхозно-кооперативному сектору экономики помогала зарождаться, приходя на помощь в нужный момент коллективным хозяйствам и объявив коллективизацию в стране.

Поэтому в 20-е годы в ускоренном темпе строились государственные предприятия, внедрялись на госпредприятиях новые прогрессивные технологии, выпускались новые виды продукции.

Рост производительных сил государственного сектора экономики был тогда виден невооруженным глазом, а потому придавал советскому народу – строителям нового государственного сектора экономики – необычайную силу и энергию.

При Сталине общественное производство представляло собой единый народно-хозяйственный комплекс, единую корпорацию.

Каждая производственная единица была ориентирована в первую очередь на натуральные показатели. Стоимость продукции или прибыль отдельного предприятия не играли большой роли. Поэтому каждый трудовой коллектив  был нацелен не на «прибыль», а «на конечный результат». Это в свою очередь укрепляло в душах трудящихся гармонию между общественным и личным интересом.

Все чувствовали себя приобщенными к одному общему делу.

А общее дело, как известно, в несколько раз превышает твою физическую и творческую силу. Оно требует слаженности в работе, творческой сообразительности,  а потому становится привлекательным.

«Общее» становится выше «частного»!

На отдельных предприятиях рабочие и служащие постепенно заражались трудовым энтузиазмом, делали рекордные выработки и великие достижения.

Никто не думал о «себестоимости продукции» и о «цене товара», благодаря которым только и можно рассчитать «прибыль» (закон К. Маркса «о прибавочной стоимости»), все думали о «конечном результате труда»!

О том, когда, сколько и какого качества надо поставить продукцию не на рынок для продажи, а для удовлетворения общественных и производственных потребностей.

Продукцию считали не в рублях, а тоннах, километрах и штуках.

И не смотря на это, меньшевики, эсеры и примкнувшие к ним сторонники военной бюрократии во главе с Л. Троцким выступали против «сталинской диктатуры партии».

Представители военной бюрократия, проявив свой героизм в годы Гражданской войны, пользовались большим авторитетом среди солдат, которые в большинстве своем были крестьянами. И военпреды часто настраивали колхозников против «диктатуры партии».

Вот тогда и начались «чистки и репрессии»!

Партократы повернули государственный аппарат принуждения и насилия против военной бюрократии. Окрестив многих военных начальников «шпионами и врагами народа», они снимали их с руководящих постов и отправляли в лагеря.

Тем самым, партийная бюрократия стала сознательно формировать Государственную власть в форме «диктатуры партии». 

И. Сталин к тому времени ликвидировал противоречие между Совнаркомом и Совнархозом путем передачи всех полномочий единому политическому органу страны – Политбюро ЦК РКП (б), который встал над Совнаркомом и Совнархозом.

После разгрома «троцкистской оппозиции» (1929 г.), партия во главе с Первым секретарем И.Сталиным стала фактически управлять всем народным хозяйством страны, подчинив себе Государственную и Советскую власть.

Вот так, условно говоря, с 1929 года, когда был выдворен из страны Л. Троцкий, в СССР стала править «партийная» форма бюрократии, оттесняя от кормила власти «военную» бюрократию.

В 1932 году Совнархоз был преобразован в Народный комиссариат тяжелой промышленности.

Местные совнархозы были преобразованы в отделы советских исполкомов и тем самым фактически были тоже упразднены. 

С исчезновением совнархозов Советы на местах утратили функцию управления местными предприятиями, которые стали теперь подчиняться своим отраслевым Наркоматам.

Заключительным этапом противостояния партийной и военной бюрократии, как известно из истории СССР, стали репрессии 1937-1938 гг. против видных и заслуженных военных деятелей.

Этими репрессиями партократы окончательно отстранили от кормила власти военпредов, установив тем самым свою «партийную коммунистическую диктатуру».

Таким образом, можно сказать, что Государственная власть в период своего зарождения и становления прошла два этапа формирования.

Этап зарождения Государственной власти с 1917  по 1929 год в форме «партийно-военной» бюрократии.

На этом этапе стал зарождаться и насаждаться в СССР «государственный капитализм в условиях господства партийно-военной бюрократии».

Этап становления Государственной власти с 1929 по 1958 год в форме «партийной бюрократии».

На этом этапе стал укрепляться и развиваться «государственный капитализм в условиях господства партийной бюрократии».

(продолжение следует)

В. Шумсков

23.12.2020 Ньюс-Социализм

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID8317 23 Дек 2020 Ср 22:08


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх