В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 30

30. «Отмирание государства», красные директора и советская оппозиция.

В послевоенное время в СССР на партийных собраниях и заседаниях всё чаще стали предъявлять свои права и отстаивать свои интересы представители «хозяйственной бюрократии», так называемые «хозяйственники».

Хозяйственники в СССР – это в основном директора градообразующих заводов, фабрик и комбинатов, которых ещё со времен гражданской войны называли «красными директорами».

Некоторые из них, пройдя две войны и два восстановления послевоенной разрухи, уже открыто стали выражать недовольство представителям Партократии.

И главная претензия Хозяйственников сводилась к тому, что слова Партократов стали сильно расходиться с их «делами».

В партийных документах, в решениях партийных собраний и конференций, на заседания парткомов всех уровней говорилось и декларировалось одно, а на практике творилось совершенно другое.

Публично выступая, Партократы много говорили о «социальной справедливости», о «равенстве всех перед законом», а сами фактически не пользовались общественным транспортом, предпочитая раскатывать на ЗиСах, ЗиЛах и «Чайках». Не ходили в обычные магазины, столовые и поликлиники, а открывали для себя спецмагазины, спецбуфеты и спецбольницы, нарушая тем самым ту самую «социальную справедливость», о которой они кричали на каждом шагу.

Не соблюдали представители партийной бюрократии и Основной закон страны – Конституцию СССР.

В ней было записано, что «политическую основу СССР составляют Советы депутатов трудящихся», и «вся власть в СССР принадлежит трудящимся города и деревне в лице Советов депутатов трудящихся»!

Но в жизни это было далеко не так!

В реальной жизни «политическую основу» составляли партийные организации и секретари парткомов, которые подчинялись не «общему собранию коммунистов», а «решениям сверху».

И если, например, колхозники-коммунисты во главе с председателем колхоза хотели отложить из-за плохой погоды сев, то секретарь местного парткома, опираясь на «решение обкома партии», мог легко их заставить, «отсадиться до 1 мая», чтобы отчитаться перед Москвой «об ударном труде, посвященном Международной солидарности трудящихся».

Лозунг «Вся власть Советам» и конституционные нормы о передаче и принадлежности всей власти Советам депутатов и трудящимся, которые этих депутатов выбирают, оказались фактически нереализованными. И, что самое важное, представители партийной бюрократии, занимавшие руководящие посты в высших эшелонах Государственной власти, не собирались эту «передачу власти Советам» осуществлять.

Если в ленинско-сталинский период ещё можно было говорить, что существовало господство Советской власти, то в 50-е годы Советская власть уже была подмята Партийной властью настолько, что Председателем Президиума Верховного Совета назначали «проштрафившегося партийного бюрократа», которого направляли туда, как в ссылку.

Верховный Совет формально считался коллективным главой государства, а на самом деле его авторитет в Публичной власти был минимальным.

А затем, когда Генеральный секретарь ЦК КПСС ещё стал занимать и пост Председателя Совета Министров СССР, тогда вообще Государственная власть стала функционировать, как Политическая власть, а вместе они подавляли Советскую власть, навязывая ей «бюрократический способ управления» и «соединение законодательной и исполнительной власти» не в законодательных органах (советах), а в исполнительных.

Исполкомы стали «решать и исполнять», навязывая свои решения общим собраниям и конференциям, которые их избирали. При этом они лицемерно заявляли, что решения исполкомов принимаются исключительно, «идя навстречу пожеланиям трудящихся». Хотя члены различных «исполкомов» на практике игнорировали все эти «пожелания».

Ладно, в 40-е годы передать власть Советам помешала война, но вот прошло десять лет и ситуация в стране не меняется.

К Хозяйственникам присоединились и колхозные председатели, которые стали уже почти открыто выражать свое недоверие не только Партийной, но и Государственной власти.

Они стали обвинять Партократов, что они нарушают основное положение марксизма-ленинизма об «отмирании государства».

Опираясь на это, хозяйственники и председатели колхозов фактически возрождали идею левых эсеров и сторонников Л. Троцкого.

Эсеры и троцкисты после гражданской войны утверждали, что после «отмирания и упразднения» коммерческого сектора экономики, необходимо было развивать и укреплять колхозно-кооперативный сектор и Советскую власть во главе с Совнархозом.

Но коммунисты во главе с И. Сталиным стали развивать и насаждать государственный капитализм и господство Партократов в высших эшелонах Государственной власти. На тот момент это решение было, возможно, и правильным. Ведь именно к этому принуждали обстоятельства, продиктованные НЭПом.

Но в 50-е годы социально-экономическая ситуация в стране в корне изменилась. Государственный сектор экономики, на основе государственной собственности, по мнению Хозяйственников, эволюционно и объективно становится на  путь «отмирания» точно так же, как при Капитализме на путь «отмирания» объективно становится «частнохозяйственный уклад» на основе частнокапиталистической собственности. На место него приходит сначала «акционерный капитализм», а потом «государственный капитализм».

И Хозяйственников можно было понять.

Руководители градообразующих предприятий на местах, были ответственны  не только за производство в целом и за выполнение плана в отдельности, который ему спускали «сверху» по отраслевой вертикали, но они были обязаны и работать на благо города, в котором они жили. Ведь на красных директорах висела вся «социалка» — детские сады, школы, поликлиники и больницы.

Поэтому в своей деятельности они вынуждены были опираться не только на «вертикаль», но и на «горизонталь» власти – на местные Советы.

А у Советов как раз власти-то и не было! Все решалось в партийных кабинетах.

И если Хозяйственники, допустим, экономически просчитав свои ресурсы, готовились сдать, к примеру, в цеху новую линию по производству столовых приборов или детский сад в конце года, то их планы неожиданно могут быть нарушены. Они вдруг получали сверху «решение партии и правительства» приурочить выпуск нового объекта к великой годовщине Великого Октября, (к 7-му ноябрю)!

За два месяца раньше намеченного срока!

При этом все экономические расчеты Хозяйственников Партократами даже не рассматривались.

Вот так  из рядов партийной бюрократии, как гусеницы из личинок, отложенных бабочкой, стали вылупляться представители  хозяйственной бюрократии, которые, отрицая среду, породившую их, стали развиваться самостоятельно.

Точно так же, как личинка и гусеница есть, по сути, две формы проявления Бабочки, так и Партократы и Хозяйственники есть лишь две формы проявления социалистической бюрократии.

После смерти Сталина Хозяйственники, естественно, обрели ещё большую смелость и решительность!

Некоторые из них стали выступать на всевозможных партийных собраниях и конференциях против господства вертикальной (отраслевой) системы, которую окрестили «сталинской командно-административной системой», предлагая вернуться  к горизонтальной (территориальной) системе управления.

Другими словами, предлагали  вернуть органам Советской власти реальную власть, которую тихим сапом под давлением Партократов, забрали у них органы Партийной и Государственной власти.

Таким образом, в лагере советских коммунистов-бюрократов образовалось два блока:

1. Бюрократы-партийцы, которые защищали «государственный сектор экономики» на основе государственной собственности на средства производства и господство Государственной власти в системе Публичной власти на основе «бюрократического централизма».

2. Бюрократы-хозяйственники, которые требовали господства Советской власти в системе Публичной власти на основе «демократического централизма», и защищали «колхозно-кооперативный сектор экономики на основе коллективно-кооперативной (общедолевой) собственности на средства производства».

Хозяйственников, естественно, поддерживали, обиженные И. Сталиным, военные бюрократы, во главе с маршалом Г. Жуковым.

В среде партийной бюрократии нашелся и член Центрального комитета КПСС, который услышал глас Хозяйственников.

Это был, как теперь известно, Н.С. Хрущев.

В 1953 году умер И.Сталин, который занимал два важнейших поста в СССР: Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров.

После его ухода из жизни пост Председателя Совета Министров занял его заместитель В.Молотов.

Н. Хрущев остался Первым секретарем ЦК КПСС – это второе место в ЦК после Генерального секретаря.

Нового Генерального секретаря в тот момент избирать не стали.

Н.Хрущев вызывал у всех мало подозрения и многих устраивал на этом посту.

Хозяйственникам во главе с Н. Хрущевым осталось только решить, каким образом отстранить от штурвала власти партийную бюрократию.

Решение, в конце концов, было найдено.

(продолжение следует)

Полный архив публикаций автора здесь — https://news-socialism.su/stranicza-avtora-v-shumskov/

В. Шумсков

26.12.2020 Ньюс-Социализм

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID8429 27 Дек 2020 Вс 20:10


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх