В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 34

34. Снятие Н. Хрущева, номенклатура и партхозактивы.

Во времена Н. Хрущева роль Партийной и Государственной власти была несколько ослаблена, а роль Советской власти существенно повысилась.

Благодаря этому значительно ускорились процессы планирования, согласования, снабжения и строительства.

Расширились возможности межотраслевой кооперации в границах отдельно взятого административного экономического района, что создавало предпосылки для формирования на территории экономических районов комплексных территориально-производственных систем или кластеров, говоря современным языком.

В результате таких преобразований страна добилась внушительных количественных экономических показателей.

В частности, к 1965 году национальный доход СССР увеличился на 53 % по сравнению с 1958 годом.

Производственные фонды выросли на 91 %, производство промышленной продукции — на 84 %.

Реальные доходы населения выросли на одну треть.

За счёт строительства зданий из крупных панелей заводского производства, жилой фонд увеличился на 40 %. 

И тут надо отметить рождение нового явления в среде социалистической бюрократии.

Если раньше, партийная бюрократия во главе с Лениным и Сталином рвалась к власти, чтобы не допустить в СССР развитие капиталистических отношений и капитализма, то в антихрущевскую коалицию попало много бюрократов, которые рвались к власти с единственной целью – вместе с руководящей должностью получить льготы и привилегии для себя любимых.

До прихода к власти Н. Хрущева различными спецмашинами, спецмагазинами и спецбольницами пользовались только партократы, включенные решением Политбюро ЦК в список «партийной номенклатуры». Теперь же таких льгот и привилегий требовали для себя и представители «хозяйственной бюрократии».

«Хрущевские хозяйственники» намеревались построить «коммунизм для всех советских людей», а «брежневские хозяйственники» хотели построить «коммунизм для себя». И этот «бюрократический коммунизм» под названием «развитой социализм»,  они, опираясь на своё схоластическое и метафизическое мышление,  предполагали сохранять вечно!

Поэтому и появились такие названия: «хрущевская оттепель» и «брежневский застой».

В ХХ веке, как мы знаем, в Европе и России рабочие, осознав свой классовый интерес, породили внутри себя Пролетариат, как «авангард рабочего класса». 

Точно также в СССР бюрократы, осознав свой классовый интерес в лице некоторых Партократов и Хозяйственников, породили внутри себя Номенклатуру, как «авангард бюрократии».

Состоявшийся, после отставки Н. Хрущева, ХХIII съезд КПСС (в 1966 г) принял знаменательное для всей бюрократии решение по созданию унифицированной, единой для всей страны «табели о рангах».

На основе этого, постановлением Госкомтруда СССР от 9 сентября 1967 года № 443 был утвержден  документ под названием «Единая номенклатура должностей служащих в СССР».

Согласно этому документу в Номенклатуру включались не только партийные работники, но и руководители больших и малых промышленных и сельских предприятий и учреждений.

Партократы не обманули Хозяйственников, и после снятия Н. Хрущева, включили их в свой «авангард» и поделились с ними льготами и привилегиями.

Так в структуре бюрократии, а значит, и в органах Партийной, Государственной и Советской власти появилась Её Величество Номенклатура.

Номенклатурой в девятнадцатом веке называли слой населения в странах Восточной Европы, занимающих в государственной системе ключевые посты, которые давали им право распоряжаться бюджетными средствами.

В двадцатом веке в странах социалистического лагеря и в СССР номенклатурой стали называть партийную, хозяйственную и военную бюрократию, которая определяла социально-экономическую политику страны и опосредованно через государство (государственную власть) осуществляла управление обществом в целом и  экономикой страны в частности. В том числе и бюджетными средствами.

Бюрократ – это тот же пролетарий! Ибо у него формально ничего нет, кроме цепей, которыми он привязан к служебному креслу. И терять ему нечего. Квартира, машина и дача у бюрократа – государственные. Сам же он гол, как сокол!

Но это только видимость и кажимость.

Истинные марксисты помнят, что «частной собственностью бюрократа является государство!» (К. Маркс).

Бюрократ отличается от пролетария тем, что он все-таки имеет частнокапиталистическую собственность в форме «номенклатурной должности» в высших эшелонах власти.

Должность позволяет номенклатурному работнику законно создавать прибавочную стоимость (прибыль) к своей зарплате в виде льгот и привилегий.

При этом «номенклатурная должность» позволяет аппаратчику создавать прибыль и незаконным путем, с помощью взяток, казнокрадства и элементарного воровства.

Опосредованно через государство Номенклатура, создавая, себе любимой, различные льготы и привилегия за счет бюджетных средств, в тоже время, обеспечивала свое господство.

Номенклатура в СССР, как «авангард бюрократии», определяла и защищала ту или иную идеологию государства и определяла социально-экономическую политику в стране.

А так, как «частной собственностью бюрократии является государство», то Номенклатура грудью встала на защиту государственной собственности, государственного капитализма и на господство Государственной власти.

В эпоху Брежнева понятие «государственный капитализм», о котором писали классики марксизма-ленинизма, Номенклатура благоразумно изъяла из обращения, заменяя его словосочетаниями «государственный социализм» или «развитой социализм».

А об «отмирании государства» она вообще запретила говорить.

Дескать, Ф. Энгельс – не философ, а коммерсант, а потому он «неправильно интерпретировал К. Маркса».

После снятия Н. Хрущева, советская Номенклатура стала осуществлять свои функции с помощью «партийно-хозяйственных активов».

Сегодня словосочетание «партхозактив» молодым людям не говорит ни о чем. Но люди моего поколения, мои одновекчане, помнят, что во времена Л. Брежнева и А. Косыгина нами руководили именно «партхозактивы», созданные во всех больших и малых городах страны.

Вот таким образом, партийная и хозяйственная бюрократия, слившись воедино в «партхозактивы»,  с 1967 года стали «дружно и слаженно» управлять страной во имя себя любимых.

«Диктатура пролетариата» стала перерождаться в «диктатуру номенклатуры».

Если красные директора во главе с Н. Хрущевым пообещали советскому народу к 80-му году построить в СССР коммунизм, то противники «хрущевских реформ» в лице партийной и хозяйственной Номенклатуры хотели навечно остаться с Социализмом.

Поэтому они взяли курс на создание «единого всеобъемлющего» третьего сектора экономики и пообещали построить в стране «развитой социализм», как «материальную базу Коммунизма».

Взяв власть в свои руки, они стали принижать роль Совнархозов и отстаивали роль министерств и ведомств особенно в промышленных отраслях экономики.

Они не дали Н.Хрущеву провести партийную реформу, чтобы разделить парткомы и обкомы на местах на «промышленные и сельскохозяйственные комитеты партии».

Одним словом, «партхозактивное» соединение двух систем управления в реальной жизни зачастую заканчивалось тем, что административно-бюрократическая государственная система, господствующая в стране,  постепенно душила в своих объятиях территориальную горизонтальную систему советского управления.

К тому же, против Н. Хрущева и его сторонников сработал ещё один диалектический закон развития природных и общественных явлений.

Любое явление не отмирает и не исчезает до тех пор, пока не исчерпает все, присущие ему, формы развития и существования. (К. Маркс).

«Партийная бюрократия» пережила только две формы своего существования в жизни:

1. «Партийно-военную» форму, которая развивалась с 1917 по 1929 год.

2. Чисто «партийную» форму, которая развивалась с 1930 по 1957 год.

С 1958 по 1964 год одну из своих форм – чисто «хозяйственную» – пережили, отстранив временно от власти «партийную бюрократию», представители «хозяйственной бюрократии».

Впереди у Хозяйственников были ещё несколько форм существования.

С 1964 года партийным бюрократам, пережившим уже две формы своего существования, предстояло пережить ещё одну форму – «партийно-хозяйственную».

Поэтому они, самой Судьбой, которая подарила им объективные формы существования в обществе, имели ещё объективные условия и возможности для нахождения в высших эшелонах Государственной власти.

Таким образом, с 1964 года Государственная власть в СССР стала формироваться с помощью «партхозактивов», которые были созданы в больших и малых городах по всей России.

А государственный капитализм с этих пор стал развиваться в условиях господства «партийно-хозяйственной бюрократии».

Публичная власть в этот период по-прежнему включала в себя три элемента:

1. Государственная власть в форме «партийно-хозяйственной бюрократии».

2. Советская власть в форме Советов и совнархозов.

3. Партийная власть в форме партийных органов на местах и на производстве.

В экономике по-прежнему существовало три сектора:

1.  Частнохозяйственный сектор – отмирающий, «теневой» на основе частнокапиталистической (незаконной) собственности.

2. Государственный капитализм – господствующий сектор, на основе государственной (общей) собственности.

3. Колхозно-кооперативный – зарождающийся сектор, на основе коллективной (общедолевой) и личной собственности.

За двадцать лет господства партхозактивов (1965 – 1985 гг.) изменилась не только социально-экономическая ситуация в СССР, но и сама идеология.

В это время, учению «марксизма-ленинизма» была противопоставлена, так называемая, «теория конвергенции».

В связи с этим, подверглось серьезному изменению, а в некоторых частях даже извращению, и само учение «марксизма-ленинизма».

(продолжение следует)

Полный архив публикаций автора здесь — https://news-socialism.su/stranicza-avtora-v-shumskov/

В.Шумсков

03.01.2021 Ньюс-Социализм

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID8858 03 Янв 2021 Вс 14:04


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх