В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 57

57. «Чекизм», административная реформа и национальные проекты.

Идя на выборы в 2003 году, представители либеральной хозяйственной номенклатуры опубликовали свой Манифест под названием «Путь национального успеха», пытаясь тем самым оттеснить от кормила власти представителей военной номенклатуры, которые, по сути, являлись «государственниками».

Однако, не будем забывать, что представители либерально-хозяйственной номенклатуры свою «конвергенцию» и свой «либеральный империализм» пытались безуспешно скрестить с «невмешательством государственной власти в экономику страны».

Одним словом либеральная хозяйственная номенклатура при поддержке бюрократов-либералов вознамерилась разрушить фундамент, на котором покоится господство любой формы бюрократии. Она фактически взяла в руки ножовку под названием «либеральный монетаризм» и собралась пилить сук, на который их посадила сама Судьба.

Этому, естественно, воспротивились некоторые представители военной номенклатуры, которые стояли на защите господства государственного сектора экономики. Однако, и в стане военнослужащих оказалось немало либерально настроенных офицеров. Постепенно в среде военной номенклатуры началась междоусобная идейно-политическая борьба.

Представители военно-патриотической бюрократии пытались поднять на щит свои «державно-патриотические ценности», а воины-торговцы – свои «либерально-рыночные ценности».

Многие россияне называли (и до сих пор называют) работников КГБ и ФСБ  «чекистами». Вот между «чекистами» и развернулась тогда нешуточная междоусобица.

Одним из первых об этой междоусобной борьбе чекистов открыто и публично заговорил В. Черкесов. 

В марте 2003 года В. Черкесов стал председателем Госкомитета РФ по контролю за незаконным оборотом наркотических и психотропных веществ. Спустя год комитет был переименован в Федеральную службу, подчиненную президенту России.

В статье «Мода на КГБ» В. Черкесов написал: «Нарастает информационная кампания, призванная дискредитировать, так называемый, «чекизм». Масштаб кампании исключает её стихийность. Речь идет о войне, объявленной «чекизму» как новому врагу. Кампании, по своему масштабу вполне сравнимой с антикоммунистической войной, которая велась в конце 80-х годов».

И далее автор, обращаясь к своим соратникам, пишет: «Мы должны понять, что все мы — единое целое. Никто не рвался к власти, не хотел присвоить роль господствующего сословия. История распорядилась так, что груз удержания российской государственности во многом лег на наши плечи. Мы должны признать, что буквальной готовности к этой роли у нас не было и не могло быть. Что чекисты — это не «ум, честь и совесть», а очень разные люди. С одной стороны, безусловные патриоты, сильные и активные, с другой — не без профессиональной ограниченности и корпоративных недостатков. А раз так, то не может быть в наших рядах ни кичливости и спеси, ни паники и самодискредитации. Нужна товарищеская солидарность внутри социальной группы, которая волею судьбы стала одной из опорных в российском обществе. Необходимо постоянное самоочищение как недопущение в свою среду антигосударственных и антиобщественных вирусов, которыми поражено наше общество. Надо помнить о самоограничении — подавлении духа стяжательства, обуздании соблазнов, которыми начинена эпоха недоразвитого и нестабильного капитализма».

В другой статье «Нельзя допустить, чтобы воины превратились в торговцев» автор пишет: «Падая в бездну, постсоветское общество уцепилось за этот самый «чекистский» крюк. И повисло на нем. А кому-то хотелось, чтобы оно ударилось о дно и разбилось вдребезги. И те, кто этого ждал, страшно обиделись. И стали возмущаться, говоря о скверных свойствах «чекистского» крюка, на котором удержалось общество».

12 мая 2008 года Директор службы РФ по контролю за оборотом наркотиков В. Черкесов был уволен и переведен на другую должность.

Некоторые факты из биографии В. Черкесова говорят нам о том, что в среде «силовиков» на тот момент победили «чекисты-торговцы», вставшие на сторону либеральной хозяйственной номенклатуры, идеологию которых российское гражданское общество так и не восприняло.

Таким образом, военные бюрократы тоже разделились на два клана, которым, конечно же, условно можно дать такие названия:

  1. Воины-державники во главе с чекистами-патриотами, которые, опираясь на социалистические идеи, поддерживают социалистическую (советскую) номенклатуру и защищают государственный сектор экономики и «государственный капитализм», как преддверие социализма» и отстаивают «независимость и суверенитет российского государства».
  2. Воины-торговцы во главе с чекистами-коммерсантами, которые, опираясь на либеральные идеи, поддержали либеральную хозяйственную номенклатуру, встали грудью на защиту коммерческого сектора экономики РФ и стали отстаивать интересы мировой бюрократии и международных транснациональных корпораций.

Таким образом, к 2008-ому году в высших эшелонах власти появилось два клана, две страты, два лагеря, две группы, которые соорудили между собой административно-бюрократическую баррикаду.

По одну сторону баррикады расположилась либеральная номенклатура, которую поддержали хозяйственники-либералы (бюрократы-либералы), воины-торговцы. Во главе этого клана встали чекисты-коммерсанты.

По другую сторону встала социалистическая номенклатура, которую поддержали хозяйственники-социалисты (бюрократы-государственники) и воины-державники. Эту сторону возглавили чекисты-патриоты.

Под знаком противостояния между представителями либеральной военно-хозяйственной номенклатуры и представителями социалистической военно-хозяйственной номенклатуры, а также между чекистами-коммерсантами и чекистами-патриотами и началось в России назревшее на тот момент укрепление «президентской вертикали власти».

И вот здесь, можно сказать, что свою лепту в «построении вертикали власти» внесли и представителями социалистической военно-хозяйственной номенклатуры.

В июле 2003 года вышел Указ № 824 «О мерах по проведению административной реформы в 2003 – 2004 годах».

Одним из приоритетных направлений этого Указа являлось «ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъектов предпринимательства, в том числе прекращение избыточного государственного регулирования». И это ясно указывало на то, что в России государственная власть взяла курс на сознательное построение в России «парламентаризма» и «субсидиарной государственной модели управления».

В июле 2003 года вышел Федеральный закон № 95 (ФЗ-95) «О внесении изменений и дополнений в закон № 184-ФЗ от 6 октября 1993 года «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Этот закон не только ясно и четко утвердил полномочия государственной власти, но и окончательно разграничил полномочия федеральной и региональной власти. Фактически этот закон усилил юридически разделение законодательной (представительной) и исполнительной (назначаемой) власти.

 2003 году вышел Федеральный закон от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который окончательно закрепил в стране «субсидиарную модель управления» гражданским обществом. При этой модели, как известно, само население самостоятельно и под свою ответственность решает вопросы местного значения непосредственно и (или) через органы местной власти. Государство исполняет только те работы (поставку товаров и услуг) которые население само выполнить не в состоянии, но необходимость в которых имеется.

Таким образом, субсидиарная модель управления в нашей стране была де-юре создана.

Но В. Путин, как сторонник либерализма и как противник «государственного капитализма и социализма», продолжал гнуть свою линию.

На встрече (2007 год) с членами президиума правления Торгово-промышленной палаты (ТПП) В. Путин уточнил роль государственной власти в России перед отечественными и зарубежными инвесторами: «Согласен, что государство стало больше внимания уделять так называемому реальному (читай: государственному – В.Ш.) сектору экономики, но мы будем придерживаться тезиса о том, чтобы не вмешиваться напрямую… Мы не собираемся создавать государственный капитализм, это не наш путь, но без поддержки государства некоторые сферы нам не восстановить».

В результате административной реформы были узаконены де-юре «парламентаризм» и  «субсидиарную модель управления».

Но, прибрав к рукам с помощью «Единой России» Государственную думу и введя институт полпредства и назначение губернаторов, В. Путин, тем самым, сосредоточил все ветви государственной власти в исполнительных органах, что объективно усиливает господство номенклатуры над буржуазией и олигархией.

Хотя, с точки зрения диалектического материализма, по-другому и быть не могло!

Ведь господство любой формы национальной бюрократии можно добиться только с помощью «тоталитаризма», т.е. соединения законодательной, исполнительной и административной (судебной) власти в исполнительных органах государственной власти.

А «тоталитаризм» или его более мягкая форма – авторитаризм,   объективно возрождают «патернализм и автократию».

 Поэтому президент России, утверждая на словах одно, на деле фактически поступал как защитник «тоталитаризма», а не «парламентаризма».

Точнее сказать, он выстраивал фактически две «вертикали власти».

При этом обе эти вертикали должны были быть «социальными», согласно пунктам 1 и 2 седьмой статьи Конституции РФ, где четко написано:

  1. Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
  2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Но, внутреннее противоречие в голове у президента (усилить государственную власть, но не допустить при этом государственного капитализма) отражалось на всей экономики страны. Как бы ни хотел президент умалить роль государственной власти, «тоталитарная вертикаль власти» объективно развивалась в сторону государственного капитализма.

Отмирающий коммерческий сектор государственная власть особенно не развивала, но и не трогала, зато производительным силам государственного сектора она обеспечила почти бесперебойное финансирование и, тем самым, придала объективному ходу их развития мощное ускорение. И это сказалось, в первую очередь, на военно-промышленном комплексе, который стал работать более эффективно. При этом государственная власть помогала выстраивать законодательную базу для зарождающегося третьего – гражданского – сектора экономики, который является некоммерческим и негосударственным, а, по сути, и коммерческим, и государственным. Это прекрасно понимают эксперты, стоящие на позициях диалектического материализма.

Полный архив публикаций автора здесь — https://news-socialism.su/stranicza-avtora-v-shumskov/

В.Шумсков

24.04.2021 НС

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID10894 24 Апр 2021 Сб 09:02


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх