В.Шумсков. Размышления о публичной власти в нашем отечестве. Продолжение 59

59. Номенклатура, Олигархия и Глобализация.

В капиталистических странах Европы буржуазия в рамках теории конвергенции и интеграции, чтобы уйти от «диктатуры социалистической бюрократии» в собственной стране, стали создавать и использовать механизм «банкротства и приватизации».

Социалистическая номенклатура в СССР и в социалистических странах Европы буржуазному механизму противопоставила социалистический механизм «протекционизма и национализации».

И тут надо заметить, что некоторые представители социалистической номенклатуры постепенно стали заражаться либеральными идеями, становясь фактически сторонниками либеральной номенклатуры.  Идея «приватизации» пришлась им по душе, а потому они стали поддерживать «советских диссидентов». 

Забегая вперед, заметим, что капиталистический механизм «банкротства и приватизации» помог представителям либеральной номенклатуры и диссидентам всех уровней и мастей в «лихие 90-е» разрушить государственный сектор в экономике СССР и победить представителей социалистической номенклатуры, вытеснив их из кабинетов высших эшелонов государственной власти.

Кстати, весь эволюционный путь развития государственного капитализма в СССР можно представить, как «качание маятника» от разрешения рыночных отношений до их запрещения и обратно.

Социалистическая номенклатура в СССР запрещала рыночные механизмы, а либеральная – их защищала и возрождала.

При этом обе формы номенклатуры в рамках СССР убеждали советский народ, что, мол, они от чистого сердца хотят построить «социализм с человеческим лицом».

Только бюрократы-социалисты под термином «социализм с человеческим лицом» понимали высшую стадию коммунистического строя – гуманизм, т.е. «гуманный социализм» или «социальный гуманизм». Советские бюрократы-либералы под этим термином понимали «рыночный социализм» или «социальный эгоизм», который должен придти на смену «развитого социализма».

Но пока социалистическая и либеральная номенклатура в СССР в период Перестройки боролась с одной стороны, за «гуманный социализм», а с другой – за «рыночный социализм», олигархия на Западе открыла для себя новые пути и механизмы ухода не только от зависимости национальной номенклатуры, но и вообще от «скатывания общества к социализму».

Оказывается, в мировой экономике, где родились новые производительные силы – компьютеризация, цифровизация и программное управление (программисты) – появилась реальная возможность вообще миновать стадию государственного капитализма, как «преддверия социализма», как объективного развития условий для построения социализма в той или иной стране.

Оказывается, конвергенцию, как процесс слияния двух систем, можно заменить глобализмом, а интеграцию – глобализацией.

Глобализм – это система взаимосвязанных различных мероприятий, направленных на утверждение единого универсального империалистического государства в масштабе всей планеты Земля.

Глобализм – это однополюсный (однополярный) мир с единой рыночной экономикой и с единым мировым правительством в лице мировой бюрократии.

Глобализация (интернационализация, транснационализация) общественного производства – это процесс установления таких производственных связей между предприятиями различных стран, при которых общественное производство отдельного государства все более становится частью мирового товарного производства, а государственная собственность при этом трансформируется в наднациональную, в надгосударственную собственность.

Оказывается, в экономике можно создавать наднациональные, надгосударственные, т.е.  транснациональные корпорации, миную стадию внедрения государственной собственности и государственного капитализма в собственной стране.

 Транснациональная корпорация (ТНК)  – корпорация, работающая на основе транснациональной (надгосударственной) собственности на средства производства, владеющая производственными подразделениями в нескольких странах, одна из которых является «родиной корпорации».

Однако, западная олигархия при этом пошла ещё дальше!

Минуя форму государственной собственности в своей стране, представители  промышленного и финансового капитала стали создавать международные транснациональные корпорации (МТНК).

 Международная транснациональная корпорация (МТНК) – это корпорация, которая имеет промышленные предприятия (или филиалы) в нескольких странах, ни одно из которых не является «родиной корпорации».

ТНК отличаются от МТНК тем, что ТНК ещё не разорвала связь с отечественным реальным производством и находится в некоторой зависимости от национальной бюрократии. МТНК разрывают пуповину, связывающую их с родным отечеством, и получают полную независимость от национальной бюрократии.

Осознание того, что человечество вступило в эпоху глобализма, началось на рубеже 1960-х гг. с докладов Римского клуба и было продолжено в 1970-е годы  экологами.

В конце ХХ века владельцам кампаний-монополистов в некоторых странах стало невыгодно иметь «своё», «национальное производство», и они стали искать нишу в других странах, где цены на сырье и на рабочую силу были значительно дешевле, чем у них, в родном Отечестве. В этом процессе им помогли компьютеризация и цифровизация, которые внедрялись в управление экономикой. Они стали преобразовывать национальные монополии, государственные корпорации и унитарные компании в ТНК и МТНК.

В полной мере человечество осознало, что оно вступило в эпоху глобализации в конце ХХ века, в тот момент, когда выяснилось, что многие международные транснациональные корпорации (МТНК) достигли оборотов, превышающих внутренний валовой продукт (ВВП) отдельных государств, существующих на планете Земля. Благодаря таким своим финансовым ресурсам МТНК стали уходить из-под национального влияния и контроля не только со стороны национальной номенклатуры, но и со стороны национальных государственных и общественных институтов власти.

Таким образом, на планете Земля появились бюрократы-космополиты и олигархи-космополиты.

Космополитизм – идеология мирового гражданства и мирового государства, утверждающая общечеловеческие (олигархические или бюрократические) интересы и ценности выше интересов отдельных наций.

Уже в конце ХХ века руководители многих стран мира стали чувствовать на себе жесткое воздействие со стороны некоторых международных организаций.

Это такие организации, как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Всемирная торговая организация (ВТО), Всемирная организация труда (ВОТ), Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и т.д.

К концу XX в. практически все цивилизованные страны, (к таким принято относить независимые государства, признанные Организацией Объединенных Наций), которых насчитывается около двухсот, стали членами различных международных эконо­мических организаций. Так, к 1998 году членами МВФ являлись 183 страны, членами ВБ – 180 государств, ВТО – 130 стран.

При глобализме разрушаются национальные суверенитеты государств, которые являлись главными действующими лицами в международных отношениях на протяжении нескольких последних веков. При глобализме представители олигархии и либеральной номенклатуры сознательно формируют единую транснациональную рыночную экономику, которую некоторые эксперты называют «цифровым концлагерем». 

Таким образом, движущей силой глобализма являются финансовая олигархия и либеральная номенклатура.

Объективным импульсом глобализма послужила научно-техническая революция, придавшая ускорение новым производительным силам империализма, зародившимся на основе компьютеризации и цифровизации.

Субъективным импульсом глобализма, породившим и защищающим его, послужила идеология космополитизма.

В России, правда, субъективным импульсом глобализма, можно сказать, послужила чубайсовская идея «либерального империализма».

Между тем, сама олигархия, как форма государственной власти, как форма управления общественным товарным производством, при глобализме претерпевает ряд существенных изменений.

Промышленный и финансовый капитал при рождении пуповиной связаны с реальным национальным, государственным промышленным производством и с национальной номенклатурой, в руках которой находятся реальные бюджетно-государственные ресурсы. Поэтому во многих странах «государственный сектор экономики» стали называть «реальным сектором экономики».

На стадии империализма, за счет «кредитной и инвестиционной политики», происходит подчинение промышленного капитала финансовому капиталу, который, в свою очередь, зависит от национальной бюрократии.

Олигархи в любой стране, прекрасно видят угрозу для своей власти со стороны национальной номенклатуры, которая при господстве государственной собственности на средства производства становится полновластным хозяином в стране.

Тут уместно вспомнить, как в начале 2000-х годов от рук национальной военно-хозяйственной номенклатуры пострадали российские нувориши: Гусинский, Ходорковский и Березовский.

Поэтому олигархи, создавая ТНК и МТНК, превращают, акционерную и государственную собственность в наднациональную (транснациональную) собственность и спокойно уходят не только от государственного капитализма, но и из-под власти национальной номенклатуры.

Желание капитала уйти из-под власти своей бюрократии вынуждает промышленный и финансовый капитал на стадии империализма временно объединиться и активно «дружить» против национальной бюрократии, порождая олигархию.

Поэтому с экономической точки зрения, глобализм означает уход национальной олигархии от «государственного капитализма в национальных государствах» и от господства национальной бюрократии.

С политической (идеологической) стороны мы видим, что олигархия, развивая таким хитроумным способом империализм в сторону глобализма, вместе с тем уходила от зарождения и укрепления государственного капитализма, как «преддверия», как ступеньки к социализму в национальных государствах.

 Более того, минуя форму государственной собственности в своей стране, представители  промышленного и финансового капитала стали создавать международные транснациональные корпорации и, тем самым, стали формировать международное общественное товарное производство и международную капиталистическую систему управления им.

Одним словом, можно сказать, что человечество вошло в XXI-й век с новым мировым товарным производством, с новым олигархическим правительством и с новой мировой бюрократией. 

Но на стадии  глобализма промышленный и финансовый капитал, получившие полную независимость от национальной бюрократии, попадают в зависимость от мировой бюрократии.

Причем, в более жесткую, нежели зависимость олигархии от национальной бюрократии.

Национальная бюрократии в своих руках имеет ресурсы только своего государства, а мировая бюрократия обладает мировыми ресурсами.

Промышленный капитал – это капитал, действующий в сфере материального (реального) производства.

Промышленный капитал – единственная высшая форма капитала, при которой не только присваивается, но и создается прибавочная стоимость.

Финансовый капитал – капитал, возникающий на основе соединения, переплетения, сращивания монополистического банковского капитала с промышленным капиталом. Но при этом промышленный капитал попадает в жесткую зависимость от финансового капитала.

Финансистам глубоко плевать на промышленную олигархию и на её реальный (читай: государственный) сектор, потому что они «делают деньги из денег». Они осуществляют свою основную деятельность не в рамках общественного товарного производства, а на биржах.

Но их подстерегает другая беда. Они становятся виновниками того, что в мировом товарном производстве нарушается процесс «получения прибыли». Срабатывает закон К. Маркса о прибавочной стоимости.

Финансовый капитал, как высшая форма капитала, создает прибавочную стоимость отдельным олигархам, но не общественному товарному производству в целом.

Чтобы эффективно развивать реальный сектор экономики в отдельных странах, промышленному капиталу необходимы кредиты, которые он может получить только от национальной либеральной номенклатуры или от мировой либеральной номенклатуры. Но любая либеральная номенклатура финансируется финансовым капиталом. Таким образом, представители промышленного капитала при глобализме всецело зависят от финансового капитала. И тут уже их «дружбе» против национальной бюрократии приходить конец. Как говорится, «прошла любовь, завяли помидоры».

При глобализме олигархия объективно «самораспадается» и становится на путь «самоупразднения» и «самоуничтожения», то есть на путь деградации и отмирания. При этом промышленный капитал начинает искать союза с социалистической номенклатурой в различных странах мира, чтобы «дружить против финансовой олигархии».

Но российская либеральная номенклатура, не зная основ диалектического материализма, в 2008 году с большим удовольствием скушала конфетку с красивым фантиком под названием «глобализм».

В.Шумсков

Полный архив публикаций автора здесь — https://news-socialism.su/stranicza-avtora-v-shumskov/

07.05.2021 НС

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID11029 07 Май 2021 Пт 06:56


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх