Возврат к конвергенции, формы социализма и фазы Коммунизма. РПВО №63

С 2012 года либеральная номенклатура, которую поддержали чекисты-торговцы и либеральные монетаристы, продолжила борьбу за господство в стране «олигархического капитализма».

Социалистическая номенклатура, которая теперь включала в себя не только чекистов-патриотов и бюрократов-государственников, но и либералов-консерваторов во главе с Д. Медведевым, стала бороться за господство в стране «государственного капитализма».

Дальнейшие события 2014 года и лавина санкций, обрушившихся на Россию, уже тогда потребовали от президента совершить геополитический разворот и уйти от либерального экономического курса.

Однако, В. Путин не рискнул произвести жесткие и быстрые перемены, так как впереди, в 2018 году, его ждали новые «президентские выборы», которые имели шанс закончиться для него плачевно.

Более того, многие эксперты давно уже поняли, что В. Путин никогда не делает резких движений. Любой поворот (разворот) Россия, ведомая В. Путиным, осуществляет размеренно и плавно. В лучших традициях КГБ, когда анализируются все последствия предстоящего события, постепенно накапливаются под него ресурсы и подготавливается законодательная база. 

Так случилось и на этот раз.

В. Путин дождался выборов (март 2018 года), на которых россияне избрали его в четвертый раз Президентом РФ.

При этом надо обратить внимание, что на втором месте оказался П. Грудинин – представитель социалистической номенклатуры, который выдвигался от КПРФ.

Этот факт показал либеральным консерваторам и бюрократам-государственникам, что приход к власти представителей социалистической номенклатуры – это не иллюзорный хайп, а реально существующий тренд.

Тренд – это реальная тенденция изменения чего-либо, объективно существующая в обществе.

Военная бюрократия во главе с В. Путиным, выступая против «государственного капитализма» и «социализма», вместе с тем упорно продвигала идею под лозунгом «Россия – социальное государство!».

С позиций диалектического материализма, это противоречие прекрасно вписывается  в теорию конвергенции.

В этой теории, как мы говорили выше, доказывается мысль о том, что Социализм, постепенно развиваясь, становится более либеральным, а Капитализм, наоборот, – социалистическим.

В итоге появляется возможность создать единую, усреднённую экономически-социальную систему управления экономикой и обществом, которая будет сочетать принципы Капитализма и Социализма.

Рыночная экономика, создающая стихию и хаос в общественном товарном производстве, должна быть обуздана плановой экономикой. 

Вот именно такую интегральную систему управления экономикой и обществом и создавала, вольно или невольно, военная номенклатура во главе с В. Путиным. Для этой системы недоставало только научно обоснованного стратегического отраслевого и межотраслевого планирования.

С 2000-года, как мы помним, военная номенклатура действовала бок о бок с либеральной хозяйственной номенклатурой. Но либерально-хозяйственная номенклатура к 2012 году исчерпала все формы своего существования и должна была смениться социалистической хозяйственной номенклатурой, которая к этому времени уже тоже приняла теорию конвергенции и идею «рыночного социализма».

Бюрократы-государственники также пришли к выводу, что не надо «чистого социализма», но и не надо «чистого капитализма». Надо взять всё хорошее от Социализма и Капитализма и построить нечто третье, опираясь на теорию конвергенции и интеграции.  

И тут надо вспомнить Ю. Андропова, который хотел, чтобы социалистическая номенклатура понимала конвергенцию и интеграцию не метафизически, а диалектически.

А что это значит?

В реальной жизни существуют явления, которые «противоположны» друг другу, а потому называются противоположностями.

 Что такое «противоположности», с точки зрения диалектического материализма?

Противоположности – это два противоположных объекта, которые не могут в реальной действительности существовать друг без друга.

Для ясности, противоположности можно представить, как две стороны монеты – орел и решка.

Если мы видим одну сторону монеты, например, решку, то мы не видим другую — орла. Но это не значит, что эти противоположности (орел и решка) существуют раздельно. В реальности они всегда сосуществуют в «борьбе и единстве».

В нашем сознании взаимодействие противоположностей мы можем представить, вообразить абстрактно-логически, опираясь не только на диалектический способ мышления, но и на законы диалектики. Такие, например, как «единство и борьба противоположностей», «отрицание отрицания», «переход количества в качество» и т.д.

Когда одна противоположность своим появлением начинает отрицать (упразднять, уничтожать) другую противоположность, то она при этом сильно влияет на наши чувства, эмоции и ощущения. И тогда в нашем сознании отражается «борьба противоположностей».

В этом случае в нашей голове срабатывает конкретно-чувственный вид мышления. Но, включив абстрактно-логический вид мышления на уровне диалектики, мы осознаем, что противоположности не могут существовать отдельно друг без друга. Следовательно, другая противоположность, на которую оказывается давление, не исчезает бесследно.

Когда одна противоположность наблюдается в реальности, чувственно в восприятии и ощущении, а другая – подразумевается в уме и определяется умозрительно, тогда в нашем сознании отражается «единство противоположностей».

Далее. Между двумя противоположностями, рано или поздно, но наступает равновесие, и тогда они, в своем единстве, образуют новый объект или новое явление.

Они образуют нечто третье, в котором это равновесие, эта «борьба и единство противоположностей» сохраняется в форме внутреннего противоречия.

Как только мы, например, увидев решку и встав на позицию диалектического материализма, умозрительно определяем её противоположность – орла, только тогда мы начинаем понимать, что монета – это и есть тот, третий, объект, в котором эти противоположности сосуществуют в единстве.

И, встав на позиции диалектического материализма, мы уже смело можем сказать, что перед нами не просто «орел» и не просто «решка», а «монета».

Социально-экономические формации Социализм и Капитализм – тоже противоположности.

В любой социально-экономической формации присутствуют общая и долевая собственность, как орел и решка присутствуют в объекте по имени «монета».

Только при Социализме, где господствует государственный сектор, мы ясно чувствуем и ощущаем общую собственность, а долевую, которая находится под запретом и развивается в «тени» (в секторе теневой экономики), мы представляем, воображаем умозрительно.

При Капитализме, где господствует коммерческий сектор, мы, наоборот, ясно видим и ощущаем долевую собственность, а общую, которая находится фактически под запретом и развивается в «тени» (в секторе теневой экономики, в оборонно-промышленном комплексе), мы только представляем, воображаем умозрительно.

В образе монеты мы можем представить социально-экономическую формацию (социально-экономический строй), под названием Коммунизм.

В этом случае функции орла и решки будут играть Капитализм и Социализм.

Ведь Коммунизм – это позиция «единства двух противоположностей», позиция «отрицание отрицания».

Капитализм отрицается Социализмом, а Социализм, в свою очередь, отрицается  Коммунизмом.

Но отрицая Социализм и навязывая рыночные отношения, присущие Капитализму, мы не можем социалистические отношения собственности упразднить (уничтожить) навечно, как не можем уничтожить одну сторону монеты.

Стерев одну сторону монеты, мы тем самым уничтожаем саму монету. Она перестает выполнять свою главную функцию.

Отрицая (уничтожая, запрещая) только социалистические отношения или только рыночные отношения, мы тем самым уничтожаем саму социально-экономическую формацию, имя которой Коммунизм.

При этом мы видим, что при «развитом социализме» в СССР, например, с 1936 года по 1992 год экономика развивалась на основе марксизма-ленинизма, как идеологии пролетариата, запрещающей частную (долевую) капиталистическую собственность.

 При «рыночном социализме» в Российской Федерации с 1993 года по настоящее время экономика развивается на основе конвергенции, разрешающей частную (долевую) собственность.

И если «развитой социализм», согласно марксизму-ленинизму,  есть первая фаза развития Коммунизма, то «рыночный социализм» можно представить, как вторую фазу развития Коммунизма.

И если продолжать смотреть на это развитие фаз (этапов, стадий) коммунистического строя с позиции марксизма-ленинизма, то нетрудно предсказать дальнейшее развитие этой социально-экономической формации.

Только при этом надо помнить, что сам марксизм-ленинизм, как учение, имеет свои этапы (фазы, стадии) развития. И если в период становления Социализма в СССР он выступал, как «идеология пролетариата», то при рыночном социализме он выступает, как «учение об общих законах развития Природы, Общества и Мышления». А на третьей стадии будет выступать, как мировосприятие, миропонимание и мировоззрение.  

Зная законы диалектического материализма, изложенные в марксизме-ленинизме, нетрудно представить, вообразить умозрительно развитие любого объекта, предмета или явления.

Ведь всё, ЧТО развивается закономерно, ТО предсказуемо!

Следовательно, мы можем уже сегодня представить, вообразить умозрительно третью, очередную фазу коммунистического строя, т.е. третью форму социализма, которая пока скрыта от нашего чувственного восприятия.

В.Шумсков

Полный архив публикаций автора здесь — https://news-socialism.su/stranicza-avtora-v-shumskov/

09.06.2021 НС

Хочешь стать нашим корреспондентом?

Присоединяйся к нашей команде. Присылай свои новости сюда. Твою статью увидят все! Не стой в стороне, ощути себя частью общего! Помоги себе, стране, миру!

#НС ID11137 09 Июн 2021 Ср 06:45


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх